Восстание эстонских коммунистов в 1924 году
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ



Тэги: Эстония, революция, коммунисты, выступление
Последнее обновление 13.05.2016.


События 1 декабря 1924 года в Эстонии называли в разное время "попыткой переворота", "выступлением", "восстанием", "революцией". Эстонские коммунисты в этот день попытались использовать момент экономического кризиса и нестабильности в правительстве, и рискнули произвести попытку смены власти силой. В начале 1924 правительство устроило «варфоломеевскую ночь» коммунистическому движению, позакрывав все подозрительные объединения, организации и печатные органы, на что "слева" ответили митингами и протестами, а в ноябре состоялся «процесс 149», на котором судили арестованных в первой половине года, признанного главным Яана Томпа расстреляли, 46 человек получили пожизненную каторгу. В том году (о чем очень любят забывать рассказчики о красной угрозе) было разоблачено еще две попытки подготовки «правого» переворота, весной 1924, и еще одна летом. Коммунисты в свете этого предполагали после победы создать «народное правительство с участием трудовиков и социал-демократов», поскольку таковое не вызовет бурной реакции за рубежом и не спровоцирует интервенцию, и лучше всего, сетовали, было бы выбрать момент фашистского переворота, который автоматически сгруппирует вместе коммунистов, социал-демократов и всех остальных «левых», однако после летних событий и отказа потенциальных союзников вести дела с коммунистами было решено после победы не тратить время на работу с социал-демократами, а сразу переходить к диктатуре пролетариата. Заготовленный для начальства штамп имел надпись “ЦИК депутатов рабочих, крестьян, солдат и матросов Эстляндии”.
Партийцы не рискнули использовать общее бурление во время "процесса 149", поскольку буржуазия и силовики отмобилизованы и начеку, штаб коммунистов проанализировал рабочие восстания в Европе предыдущего десятилетия и составил свой план с учетом их достижений и провалов, предполагалось в первый день завладеть Пярну и Таллином, во второй выдвинуться во всех направлениях и поставить всю страну под контроль. С апреля начиная создавались законспирированные боевые группы, к сентябрю в распоряжении КПЭ было порядка 1100-1300 боевиков, из них в Таллине 400, Пярну 150-200, Тарту 150-200, почти сплошь местные, эстонцы, и мало знакомые с военным делом, только полные энтузиазма. Лишь в последний момент и без оружия прибыло около 60 человек из Латвии и СССР. В итоге в Таллине откликнулись на призыв в момент нужды около 300 человек, только половина из которых имела хоть какую-то подготовку. На местах вооружены были еще хуже, в Пярну на 100 бойцов имелось 10 винтовок и 20 револьверов. Было решено не концентрировать силы на улицах или на окраине города, а собрать активистов малыми группами на конспиративных квартирах, куда бы их привели связники под видом воскресных гуляний, там обеспечить оружием, а затем выступать на дело. Предполагалось использовать заметное брожение в армии, четыре регулярных полка генштаб эстонцев назвал в докладной записке "совсем красными", и КПЭ ожидала, что может рассчитывать на полторы тысячи сочувствующих. Мобилизовать рабочих тоже не удалось – авторитеты из числа коммунистов все были в бою, листовок из соображений конспирации напечатано не было (решили сделать это после захвата власти), а женщинам-агитаторам на улицах и заводах особо не верили. В итоге кроме столицы нигде не произошло крупных выступлений и армия в целом оказалась верна присяге.

Начали в 5:15 1 декабря, в понедельник – чтобы ловчее было собирать силы воскресным вечером и чтобы рабочие как раз направлялись на свои предприятия в момент, когда восстание станет набирать обороты. В столице атакованы были министерство обороны, расположение нескольких воинских и полицейских частей, кпз, где сидели участники “процесса 149”, железнодорожные станции города, почтамт, где помещался главный телефонный узел, правительственные здания на Тоомпеа. Отрядам удалось захватить вокзал Таллин-Вяйке, где они пресекли все сообщение и по рельсам и по телефону с телеграфом, и ушли оттуда в 8 утра, когда стало ясно, что ситуация в городе складывается не в пользу КПЯ, а также и Балтийский, где тоже сперва все пошло как надо, но между 7 и 8 началась целая перестрелка с оппонентами. Расстреляв все боеприпасы эта группа отошла в сторону Копли. Неудачно прошло нападение на военное министерство, где все сделали не так и несвоевременно, и оказались в итоге инсургенты на правах осажденных в здании, насилу выбрались под огнем, присоединившись к другим группам. Почтамт больше часа оставался в руках КПЯ, хотя сюда заявилась большая группа лоялистов с броневиком. Ударной группе удалось также захватить замок Тоомпеа и закрепиться в нем, и дом премьера, Фридриха Акела, был подвергнут набегу, сам премьер запер все двери и в одном белье спрятался на чердаке, а пока его искали, ломая преграды, подоспел большой отряд военных с еще одним броневиком. Пытались было коммунисты разобраться с "конным резервом полиции", опорой порядка, которую всегда привлекали если обычная полиция с манифестациями не справлялась, но там нападение произошло несинхронно, и обитатели казармы встретили гостей пулеметами. Несколько военных объектов, в т.ч. авиашколу и танковый гараж, бойцы КПЯ захватили, но воспользоваться преимуществами владения двумя этими пунктами не смогли, из-за неувязок и бестолковщины не смогли также освободить политзаключенных, оружие этой группе должны были доставить к самому началу акции, но связники не смогли найти отряд, а унтер-офицерскую школу, которая потом принимала участие в подавлении чуть ли не всех очагов восстания, и которую очень хвалила за это армейская газета, в план нападений вообще не поставили. В большинстве пунктов, которые удалось занять, коммунисты продержались час-два, пока не подошли части регулярной армии. В 11:45 последний пункт, захваченный восставшими, выкинул белый флаг. В течении недели по стране происходили стычки с отдельными повстанцами, в волости Иру 4-5 декабря велись бои с бежавшими из столицы боевиками, а 6 в самой столице штурмом брали квартиру, на которой укрылись три инсургента. Население в целом относилось к происходящему совершенно нейтрально.

Всего по официальным данным 17 убитых силовиков, 9 прохожих гражданских, 14 инсургентов. Возмущались, что расстрелян, например, врач, оказавший кому-то из повстанцев помощь у себя на квартире, и каких-то несовершеннолетних идеологически неподкованных родственников инсургентов. По понятным причинам, интенсивно искали московский след, но не очень-то нашли, из 133 казненных четверо русских, остальные эстонцы, и почти все родились и жили в Эстонии, лишь двое в Латвии и двое из СССР. Вряд ли можно всерьез говорить о "руке Советов" в выступлении - как раз незадолго до того с помпой открылась "советско-эстонская торговая палата", на каковом мероприятии присутствовали министры финансов, иностранных дел и сельского хозяйства. После поражения восстания оппоненты коммунистов достигли политического единства: 16 декабря было образовано «правительство от стены до стены», куда вошли все политические фракции, включая рассматривавшихся коммунистами как союзники социал-демократов, мандаты коммунистов и сочтенных таковыми в парламенте и местных органах законодательной власти розданы всем остальным фракциям пропорционально. На разборе полетов, который состоялся через год в Петрограде, участники восстания заключили, что беда была в недостаточной подготовке кадров, пассивности, в т.ч. и поскольку не было условлено, что делать после захвата объектов, сосредоточении сил против не первостепенных объектов.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к автору

Locations of visitors to this page
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ