Война в Южной Осетии



 
Тэги: Южная Осетия, война, Грузия, конфликт
Последнее обновление 01.05.2009.


Война в Южной Осетии (или, может быть, уместно называть этот конфликт "первая война", а второй наречь конфликт 2008 года), ставшая следствием обострения межнациональных отношений в регионе в 1991-1992 годах, и повлекшая многочисленные жертвы и нарушения прав человека, стала разом и логичным продолжением национальной политики независимой Грузии, и продолжением давно тлевшего конфликта между осетинами и грузинами.

Собственно, сам конфликт между этническими общинами грузин и осетин фиксируется примерно с 1918 года, когда грузинские националисты обвинили осетин в пособничестве большевикам; это обстоятельство, видимо, вытекало из экономической ситуации того времени: осетины в регионе были в основном безземельными арендаторами у грузинской аристократии, поэтому, естественно, тяготели к предлагавшим аграрную реформу и эгалитарное общество носителям коммунистической идеологии. В ходе этого раунда конфликта состоялось несколько крупных волнений, подавленных националистами, общее число жертв оценивается в 7-20 тыс. чел., в зависимости от того, считают ли жертвы последовавшего голода жертвами конфликта или нет. При советской власти Южная Осетия получила статус автономии в составе Грузинской ССР, и хотя и только автономной области, а не республики, как Абхазия и Северная Осетия, но традиционно в ней все ведущие посты всегда отдавались осетинам, каковой привилегии грузины в своей союзной республике не имели. Это обстоятельство и преимущество, однако, в расчет, видимо, не бралось, поскольку статус автономного края считался осетинами несоответствующим их положению, и они систематически педалировали тему присвоения их региону прав автономной республики, особенно в период перестройки. Грузинская сторона такие предприятия в этот самый период рассматривала, в свете усиления националистических настроений в Тбилиси, как первый шаг перед сецессией.

Обе стороны выдвигают исторические обоснования своих позиций: осетины считают себя потомками аланских и скифских племен, пришедших пять тысяч лет назад из Персии и по обе стороны гор присоединившимися к России в 1774. Грузины, в свою очередь, полагают, что осетины пришли в эти места не ранее 17-19 века, а все осетинское население Цхинвали в 1897 состояло из 6 семей.

Основой националистического движения в Осетии конца 80-х стал созданный в 1988 году Адемон Нюхаз ("народный фронт") во главе с Аланом Чочиевым, с обычной в таких случаях риторикой. Обстановку, по-видимому, довольно основательно накалили события ноября 1989 года, когда власти ЮОАО направили в Тбилиси запрос на получение статуса административного района, и поздравили также придерживавшуюся курса на расширение своей автономии Абхазию с успехами в деле сепаратизма, а именно поддержали инициативу абхазов протестовать против открытия в Сухуми филиала ТГУ. 23.11.89 при непосредственной помощи флагмана националистов Звиада Гамсахурдия и первого секретаря грузинской компартии Гиви Гумбаридзе более 15 тыс. грузин пыталось прибыть в Цхинвали огромным автокараваном, дабы провести там митинг. Толпа осетин, милиция и солдаты 8-го полка советской армии воспрепятствовали этому начинанию. Минимум шесть человек погибли, 27 получили огнестрельные ранения и 140 госпитализировано. Утверждается, что с этих времен в магазинах республики отказывались обслуживать говорящих на грузинском, и производились меры по саботажу использования грузинского в школах и где бы то ни было.

События апреля 1990 года в Тбилиси процесс обострения межнациональных отношений в республике не затормозили, и даже скорее вышло наоборот. Перед многопартийными выборами, прошедшими в Грузии летом 1990, были законодательно запрещены политические группы по этническому признаку, что в Осетии расценили как попытку исключить осетин из политической жизни. Посчитав это угрозой самому своему существованию, 20 сентября 1990 Южная Осетия провозгласила свою независимость ("Хуссар Иристон") в составе СССР, бойкотировала очередные, октябрьские, выборы в Грузии и провела свои в начале зимы. В ответ 11 декабря 1990 Гамсахурдия декретарно ликвидировал статус Осетии, "искусственно созданной автономии на территории, с незапамятных времен принадлежащей Грузии, после незаконной оккупации Грузии в 1921 году", ввел ЧП по случаю пропажи двух грузин и осетина в Цхинвали, и назначил командира грузинских ВВ мэром Цхинвали. Тогда, в свою очередь, Южная Осетия приняла меры по объединению с Северной Осетией. В январе 1991 грузины потребовали удаления советского МВД и передачи его зоны ответственности грузинскому ведомству; СССР проигнорировал это требование, но в ночь с 5 на 6 января в Цхинвали вошли от 3 до 4 тыс. грузинских милиционеров; по словам осетин, в составе контингента числе немало было амнистированных на скорую руку уголовников и членов военизированных формирований, которых и сами офицеры милиции боялись. 7 января Горбачев ввел ЧП, объявил незаконными оба законодательных акта, – и грузинское и осетинское провозглашения – и потребовал удаления всех вооруженных людей, кроме МВД, из области.

В течение следующих трех недель осетины прессовали милицию стрельбой из личного оружия и киданием самодельных бомб, и строили баррикады из троллейбусов, бетонных блоков, мешков с песком, так что вскоре город был де факто поделен на осетинскую и грузинскую секции, разграниченные 100-200-метровой ширины полосой. Боевые действия велись весьма хаотично, и на них серьезно влияли слухи о приближении войск МВД СССР, интенсивность боев и стойкость участников конфликта значительно уменьшались, когда вероятность внешнего вмешательства росла. В начале февраля по согласованию сторон милиция была выведена из осажденного Цхинвали. В марте было предпринято совещание заинтересованных сторон, на котором был признан валидным принцип нерушимости границ и грузинская юрисдикция в Осетии, однако план по расквартированию совместного милицейского контингента уперлись в законодательные проблемы – РСФСР не имела формального права размещать на территории других республик свою милицию, и нежелание осетин его принять, поскольку они восприняли его как “предательство”. В конце мая 1991 была выработана декларация, требовавшая решить конфликт политическим путем, вернуть беженцев, отпустить заложников и призвать к ответу виновных в грабежах и насилии. До начала июля в период работы учрежденной совместной комиссии было относительно спокойно. Затем в Грузии начались внутриполитические проблемы, а пришедший к власти в Тбилиси после падения Гамсахурдия военный совет выражал всемерное желание идти на компромисс, однако переговорный процесс не пошел, поскольку новая власть в Грузии отказалась вернуться к "status quo ante" и пообещала только культурную, но никогда – политическую автономию.

После этого выбранные в декабре 1990 года власти Осетии провели референдум по вопросу о самоопределении и было 98% голосов решено выйти из состава Грузии и войти в состав России; в ноябре это решение было утверждено верховным советом ЮОАО. Силой воспрепятствовать этому решению сил у Грузии не было: в условиях гражданской войны в западной Грузии грузинам было не до Осетии, хотя вооруженные столкновения, диверсии и обстрелы случались довольно регулярно.

18 месяцев конфликта обошлись в примерно 1000 убитых, около 100 пропавших без вести. В июле 1992 при посредничестве президента России Бориса Ельцина было заключено перемирие, точнее, “Соглашение о принципах разрешения грузино-осетинского конфликта между Россией и Грузией”. В Осетии разместился смешанный контингент миротворцев, укомплектованный грузинами, осетинами и россиянами. В период правления Шеварднадзе Грузия признала, что конфликт был ошибкой, но в течении последующих лет никаких ни подвижек в лучшую сторону, ни конфликтов не произошло.

См. также конфликт 2008 года.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page