Августовский путч



 
Тэги: СССР, 1991, ГКЧП
Последнее обновление 03.01.2016.


События августа 1991, обычно квалифицируемые как "путч 1991 года", заключались в попытках группы партийных вождей, сформировавших временный орган управления, ГКЧП во главе с партийным функционером Янаевым, на фоне странной пассивности президента СССР Горбачева, сорвать подписание Союзного договора, реально угрожавшего расчленением страны, натолкнувшихся на противодействие сторонников демократизации, которых возглавил тогдашний президент России Ельцин, возведенный за это в ранг национального героя и борца с демократию (очень ненадолго, надо заметить).

Собственно, идея смещения Горбачева и поворота страны на более консервативный курс, по-видимому, бытовала давно. Утверждается, что в конце июля 1991 перед отбытием в Крым Горбачев на встрече с тогдашними политиками-тяжеловесами союзного масштаба Ельциным и Назарбаевым условился, что после подписания нового союзного договора, намеченного на 20 августа, считавшиеся адвокатами идеи смены курса Павлов, Янаев и председатель КГБ Крючков будут сняты; в качестве контрмеры знавшие об этом консерваторы из высшего эшелона власти 5 августа собрались и дали ход подготовке путча. 19 августа было объявлено о болезни Горбачева, находившегося в этот момент на даче в Крыму, и его смещении. Руководить страной стал Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). Состав ГКЧП: Янаев (перед путчем вице-президент), Язов (МО), Бакланов (зампредседателя Совета обороны), Крючков (КГБ), Павлов (председатель кабинета министров), Пуго (МВД), Тизяков (председатель Ассоциации государственных предприятий промышленности, транспорта, связи), Стародубцев (председатель Крестьянского союза), активно поддержали Вареников (замМо, главком сухопутных войск), Болдин (руководитель аппарата президента СССР), Шенин (член политбюро и секретарь ЦК), Генералов (начальник охраны президента СССР), Плеханов (начальник управления охраны КГБ).

ГКЧП вышел в эфир с воззванием, в котором описывал, как в стране царят «безверие, анархия и отчаяние», «власти на всех уровнях потеряли доверие населения…политиканство вытеснило заботу о судьбе отечества и гражданина», «полмиллиона беженцев, миллионы советских людей потеряли покой», «расцвет спекуляции и теневой экономики», «не за горами голод и обнищание», «развитие страны не может строиться на падении жизненного уровня населения», мы «восстановим законность и порядок», расправимся с «преступным миром и расхитителями народного добра», поднимем уровень производительности, решим продовольственную и жилищную проблему. Предполагалось заморозить и снизить цены, раздать землю, поддержать частное предпринимательство, повысить зарплаты и т.д. Вместе с тем официальный руководитель ГКЧП Янаев провел очень невпечатляющую пресс-конференцию (желающие могут посмотреть запись трансляции), объявил о введении на полгода военного положения (что возмутило призывников, ибо это исключало демобилизацию и означало автоматическое продление срока службы), предав анафеме Горбачева и «его псевдо-реформы». Интересно, что никаких практических шагов по захвату власти путчисты не предприняли: лидеры потенциальной оппозиции арестованы не были, средства коммуникации никто не контролировал и не пытался, телефон и факс на даче Ельцина, основного столпа оппозиции, работали все время, и никто не мешал его представителям отбыть как на Урал, так и за рубеж с целью консолидации поддержки противникам ГКЧП.

В Москве и Ленинграде состоялись крупные манифестации против путчистов, однако максимальная численность собиравшихся около 100 тыс., а обычно около 20 тыс., и путчисты, что удивительно, даже не попробовали вывести на улицы сочувствующих, хотя никто не поддержал брошенный Ельциным призыв к забастовке, и, значит, потенциально ГКЧП мог рассчитывать на широкую поддержку.

Зарубежье отреагировало на события очень спокойно, посулив не вмешиваться во внутренние дела СССР и просто выразив надежду, что обойдется без кровопролития и будут соблюдены все международные договоры.

Уже в первый день после провозглашения ЧП в районе Белого дома в Москве, где был штаб оппозиционеров, стали собираться их сторонники, немало народу, как утверждается, пришло по призыву Руцкого, пользовавшегося большим авторитетом у «афганцев», всего собралось, по разным оценкам, от 4 до 90 тыс. чел. Мирные граждане жертвовали солдатам купленные по талонам сигареты, готовили бутерброды и чай. Силовые министерства, группа «Альфа» и т.д. отказались применить против защитников Белого дома силу; время от времени на своей технике прибывали желающие защищать Белый дом из числа солдат советской армии. Тем не менее попытки пробиться к Белому дому производились, в полночь с 20 на 21 колонна бронетехники (всего, по оценкам, в атаке было задействовано 30 танков и 40 бтр) прорвала баррикады на Новом Арбате, и принялась штурмовать баррикады на Смоленской площади, где в подземном туннеле на несколько машин бросили брезент, а также закидали бутылками с бензином. В инциденте погибло три защитника – двоих задавили, один убит рикошетной пулей. Военная комиссия, разбиравшая инцидент, не нашла криминала ни в действиях военных, выполнявших приказ, ни в действиях граждан, осуществлявших акции в защиту конституционного строя. После этого инцидента военная активность утихла почти что сама собой, 21 августа утром ГКЧП де факто капитулировал, его лидеры отправились в Крым к Горбачеву в качестве, по-видимому, знака капитуляции, но не были там приняты, а по возвращении в Москву арестованы по распоряжению генпрокурора.

Фактически, единственным следствием событий августа 1991 года стала эскалация процесса распада СССР.




© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page