Сандинистское повстанческое движение



 
Тэги: Никарагуа, сандинисты, повстанцы, Сандино, Сомоса
Последнее обновление 27.06.2015.


Фактически, сандинистское движение явилось продолжением политической нестабильности и гражданской войны в Никарагуа в 1922-27 годах между сторонниками Консервативной и Либеральной партий. Войну закончил навязанный сторонам американцами договор, получивший название "договор Эспино Негро", фактически ставивший страну под американский контроль. В стране был расквартирован американский военный контингент, дополненный местными формированиями, которым дано было название Национальная гвардия.

Воевавший в ходе гражданской войны на стороне либералов полевой командир Аугусто Сезар Сандино отказался признать договор, и во главе своего отряда развернул на северо-западе Никарагуа повстанческую войну за восстановление суверенитета страны и водворение во главе государства ответственных нейтральных политиков. Основной базой движения стал район Лас Сеговиас, на границе с Гондурасом. 90% его населения к концу 20-х годов попадало в четыре разряда, а именно безработные, слуги, низкооплачиваемые работники и батраки. С 1914 по 1924 в районе Сеговиас постоянно укрывались крупные отряды гондурасских революционеров, действовали во множестве группы контрабандистов, политический же контроль осуществляли сторонники консерваторов, пользуясь для этого услугами вооруженных банд. 16.7.27 состоялась первая акция "сандинистов", организационно оформленных в Армию Защиты Суверенитета, против гарнизона в городке Окоталь. Сандинисты отрядили около 400 бойцов, город защищали 39 морских пехотинцев и 48 членов Национальной Гвардии; защитникам оказала большую помощь авиация, в ходе операции была проведена первая в мире атака пикирующих бомбардировщиков. Обороняющиеся отстояли город ценой 1 убитого и 1 раненого у морской пехоты, 3 убитых и 4 раненых у никарагуанской Национальной гвардии, а сандинисты, по подсчетам противника, потеряли 56 убитыми и 100 ранеными. Тем не менее повстанческая армия не была уничтожена и продолжала действовать, доставляя массу хлопот правительству. В январе 1928 правительственные войска ополчились против горы Эль-Чипоте, штаб-квартиры Сандино, где партизаны построили серию укрепленных позиций. Гору как таковую отправленный крупный контингент занял, но Сандино заблаговременно свои силы вывел. В том же месяце движение доказало свою несгибаемость, атаковав 2 колонны противника около Камино Реал, потом накрыло патруль из морской пехоты, а в апреле отряд сандинистов захватил Чинандегу, где заставил директоров местной промышленности прислуживать себе за столом. Летом Сандино внезапно исчез, и американцы было сочли его погибшим, однако с осени повстанческое движение развернулось вновь. В течении 6 последующих лет сандинисты проводили постоянные набеги на различные поселения и объекты в северной части страны, вплоть до пригородов Манагуа, с переменным успехом. К началу 30-х у Сандино было, по его словам, до 3000 человек (правительство насчитало 300), разделенных на колонны от 50 до нескольких сот человек. Территория повстанцев делилась на 4 округа, каждый со своим командиром во главе. Армия постоянно получала пополнение в лице дезертиров из НГ, и из того же источника получила немало оружия. Сандинисты 20-х годов, мало того, что пополняли арсенал за счет оппонентов, делали очень оригинальные бомбы – из банок с консервированными сардинами, которые добывались у морпехов, и гвоздей, добытых на американских же шахтах. В армии сандинистов было много легионеров из стран региона, не было из всех американских стран только перуанцев, Мексика, Колумбия и Сальвадор проводили кампании по сбору денег, медикаментов и т.д. для сандинистов; однако же действия их представителей за рубежом отличались инертностью. В политическом заявлении Сандино говорилось “наша армия и рабочий класс стремятся к союзу со студенчеством, потому чтоы мы понимаем, что из рядов студентов и нашей армии выйдут новые люди, которые, имея новые взгляды на жизнь, создадут на нашей земле землю свободы. Мы будем великодушны к нашим вчерашним врагам. Исправляя свои ошибки, они могут даже заслужить наше уважение. Никарагуа завоюет свободу ценой сражений и крови, с оружием в руках”; предполагалось, что президентом Никарагуа после победы Сандино станет Орасио Портокарреро. В принципе, в подконтрольной местности сандинистская армия раздавала пищу и одежду и жестоко карала своих бойцов за кражи и насилие. Однако нельзя сказать, что сандинисты реально не совершали никаких эксцессов. Известны излюбленные увеселения сандинистов, такие как “corte de chaleco”, включавшие отрезание рук, ног, головы и вспарывание живота; “corte de cumbo” имело в виду срезание верхушки черепа; “corte de blumers”, под которым понималось отрубание рук в локтях и ног в коленях с последующим оставлением жертвы истекать кровью. Известная фраза Сандино “войны выигрываются не цветами, а пулями” на самом деле имеет вторую половину “и это причина, по которой мы практикуем corte de chaleco, corte de cumbo и corte de blumers”. Педро Альтамирано “Педрон”, сандинистский генерал, в канун выборов 1928 года в Сан-Маркос под Чинандегой изувечил, например, трех лидеров либеральной партии, велел гражданам довести до сведения прочих, что так будет со всеми врагами народа, и побросал трупы на дороге для лучшей наглядности.

В военных действиях против Армии защиты суверенитета американцы и Национальная гвардия имели огромное техническое преимущество, которое широко использовалось, однако на стороне повстанцев был моральный фактор. Амнистии и финансовые выгоды (сдавшимся предлагали по 20 долларов, тогда как после гражданской войны демобилизованным полагалось только 10 плюс костюм) не помогали. Американцы, донимаемые общественным мнением на родине и ухудшением боевых качеств и репутации морской пехоты в неблагоприятных условиях, весьма торопились выйти из конфликта, и когда они 2.1.33 вывели войска, Сандино согласился обсудить условия перемирия, что и было сделано 23.1.1933. Морской пехоте пребывание в Никарагуа обошлось в 136 убитых, из которых 47 в бою и 11 в терактах. Правительство предложило Сандино и его армии амнистию, землю (пустоземье по р.Коко, которое выделяется в отдельный департамент) и гарантии безопасности. Однако же Сандино требовал распустить Национальную Гвардию как антиконституционную и проводницу американского влияния (американцы ее вооружали и наставляли), на что правительство пойти не могло и не пошло. Интересно, что Сандино, упорно объявляемый простым оппортунистом и бандитом, вообще ничего для себя лично не попросил. В следующем году состоялся новый раунд переговоров, 21 февраля 1934 прибывшего на переговоры по поводу продления мандата на ношение оружия Сандино и двух его генералов, одним из которых был его брат Сократес, по приказу командира Национальной гвардии Анастасио Сомосы арестовали, отвезли на аэродром и там расстреляли.

В течение года после смерти Сандино его армия была раздавлена, дольше всех продержался отряд Альтамирано, погибшего в 1937 году. Все земли и имущество коммуны сандинистов было захвачено Сомосами (т.е. фактически пошло в основание фамильного состояния) и роздано аффилиатам. Имя Сандино долгое время сохранялось только в легендах Лас Сеговиас.

См. также Матанса, Сандинистская революция.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page