Повстанческое движение "Сендеро Луминосо" в Перу



 
Тэги: Сендеро Луминосо, Перу, повстанцы
Последнее обновление 01.05.2009.


Повстанческое движение, вдохновленное и возглавленное Сендеро Луминосо, идеологом и вождем которого стал Абимаэль Гусман, стало одним из самых главных вызовов перуанскому государству последних шестидесяти лет. Кроме того, это одно из самых масштабных и длительных повстанческих движений региона - и притом, не увенчавшееся победой.

После поражения фокистских движений 60-х годов (см.) “ультра-левые” в Перу пребывали в состоянии дезорганизации. Флаг военного противостояния существующему правительству в 70-х приняла организация, известная как "Сендеро Луминосо" (“светлый\сияющий путь”, далее - СЛ). Происхождение свое она ведет от про-китайской секции местной компартии, “Бандера Роха”, отошедшей от про-советской фракции, унаследовавшей титул Коммунистическая партия Перу, в 1964 году. "Сендеро Луминосо" откололась от “Бандера Роха” в 1968 году, лидером ее стал молодой преподаватель университета в городе Аякучо Абимаэль Гусман, известный также как "товарищ Гонсало". Организация приняла на вооружение тактику вооруженной борьбы по образцу Китая (т.е. долгой и кропотливой работы в сельской местности с постепенным окружением городов). Идеология движения была выражена в написанном Гусманом труде «Семи эссе об интерпретации перуанской реальности» ("Siete ensayos de la realidad peruana"), согласно идеологической доктрине СЛ оно призвано было быть 4-й степенью марксизма после Маркса, Ленина и Мао, вся современная история представляет собой поле боя и результаты борьбы между «жалким ревизионизмом» и «славными истинными революционерами», СССР и Китай именовались «носителями социал-империализма», противная сторона в целом - «паразитами», «кровопийцами», «социальным раком», «ползучими гадами», и о методах борьбы с ними недвусмысленно свидетельствовал постулат о надобности «перейти реку крови в социализм».

Порядка семи лет ушло на подготовку вооруженного выступления, члены «Сендеро Луминосо» стали своего рода социальными работниками в регионе, учителями и агитаторами в сельской местности, учили кечуа и иногда даже вступали в браки с индейцами, и жили в их коммунах. Организационно движение управлялось «национальной конференцией», пятью лидерами стратегических регионов – южный, центральный, юго-западный, северный и Лимы; в нем наличествуют все три классических компонента – армия, партия и народный фронт. Существовали основные боевые силы, в виде колонн по 50-60 человек, «опирающиеся на марксистско-ленинистско-маоистские принципы мышления Гонсало пролетарской военной стратегии»; местные силы, которые в регионах на местах присутствуют постоянно; и милиция, интегрированная в города. Действовали также восемь или десять организаций, направленных на вербовку новых членов и привлечение симпатий во всех слоях общества, в широком спектре от молодежных союзов до театральных групп. Обычно в движение старались брать лиц до 20 лет, считая, что взрослые отравлены официальной идеологией и привыкли к существованию в перуанской системе, а молодежь этих недостатков лишена и легче поддается индоктринации. Новичку требовались две рекомендации от членов, после чего он примерно год участвовал в пропагандистских акциях – граффити на стенах, распространение листовок, оккупация школ и проведение там агитации и т.п., затем его примерно год обрабатывали идеологией и учили партизанской тактике, делая упор на владении взрывчаткой, огнестрельным оружием, стратегии и ОФП, а попутно задействовали на саботаже – разрушение мостов, электростанций и т.п. В полном соответствии с маоистской доктриной, только несколько расширенной и детализированной, предполагалось пять стадий инсургенции.

Впервые "Сендеро Луминосо" заявила о себе сожжением урны для голосования в деревне Чуши, в департаменте Аякучо на выборах 1980 года; через некоторое время она отметилась в Лиме, закидывая на столбы электросети вдоль главного бульвара столицы дохлых собак с плакатами «фашистский пес Дэн Сяопин» и славословящими «банду четырех». Представление с собаками было повторено в Аякучо. Затем последовал период мелких нападений и «вооруженной пропаганды» – битья администраторов, сожжения зданий с долговыми архивами, и «наведения порядка»: по ночам "Сендеро Луминосо" совершала набеги на селения, где проводила политбеседы, раздавала провизию и учиняла народное правосудие, объектами которого были местные хулиганы, скотокрады, любители бить детей, богатые землевладельцы и ростовщики; обычными наказаниями были публичная порка, шельмовательная пострижка и казнь. Многие крестьяне сообщали потом, что это первый вид социальных услуг, с которым они столкнулись в своей жизни. Уже в процессе повстанческой войны повстанцы завели обыкновение в подконтрольных зонах расправляться еще с наркоманами и наркоторговцами, проститутками и т.д.
2 марта 1982 года состоялся переход в новую фазу, около 300 сторонников "Сендеро Луминосо" в трех колоннах атаковали тюрьму строгого режима в Аякучо и потом ее удерживали, освободив 247 человек, в т.ч. 100 политзаключенных. В следующем месяце на партийной конференции было признано, что первый этап прошел успешно. 12 августа того же года состоялась диверсионная акция – взорвав разом четыре пилона, СЛ лишили электричества всю столицу. Далее чередой на ежедневной основе пошли грабежи банков с непременным убийством охранников, подрывы переполненных театров, казни официальных лиц и приравненных к таковым. Предпринимались также меры по разрушению экономики, запрещено было выращивать больше, чем можешь съесть, и продавать продукты было запрещено, на руки полагалось 5 коров или 50 овец, остальное под нож или беднякам. Традиционные рынки, на которых индейцы могли обменять немногие свои избытки на то, чего у них нет, тоже были закрыты. Собственно, Коста (прибрежный регион, где сконцентрировано более половины населения страны) от того не понесла заметного ущерба, поскольку получала 80% продовольствия от себя самой. С 1981 начались и ответные меры, в Аякучо был делегирован батальон специалистов по контринсургентной борьбе, в котором никто не был знаком с местностью и не знал кечуа, и который злоупотреблял властью, но ничего не добился. Идею задействовать в полный рост военную машину только что избранные демократические власти поначалу отклонили, опасаясь чего-нибудь вроде «грязной войны» в Аргентине. 29 декабря 1982, однако, все-таки было введено ЧП (по закону только на 60 дней) и в район направили контингент в полторы тысячи военных, вполне оправдавший опасения насчет «грязной войны». На этом этапе (т.е., согласно стратегии "сендеристас", в начале третьего из пяти), верно следуя избранной тактике, "Сендеро Луминосо" начало, само, по видимому, того не желая, крошить собственную базу, уничтожая кооперативы, экономические проекты, разного рода экспериментальные фермы и иностранные холдинги, и крестьяне начали вслух жаловаться, что "Сендеро Луминосо" навлекли на них беду в виде безжалостной военщины, и теперь не защищают. Жестокости «сендеристас» позволяли многим специалистам делать сравнения с "красными кхмерами" и ожидать в случае победы повстанцев крупномасштабного смертоубийства. Однако в целом и следующий этап работы прошел успешно; ударами по разным точкам удалось отвлечь внимание правительства от процесса завершения консолидации движения и обретения им мощи, продемонстрировав попутно некомпетентность правительства и неспособность его защитить себя и своих слуг. Началось внедрения и в города, где сперва действовали команды местных жителей, обученные визитерами из сельской местности; были созданы целые отряды на местах, готовые к делу. В 1983 было 637 акций в Лиме, а в 1985 уже 1398. Список атакуемых объектов расширялся – туда вошли элитные школы, большие склады, офисные здания и магазины, а также посольства – девять раз американское, шесть раз китайское, три раза советское. Подходили в качестве целей гостиницы, бензозаправки, офисы авиакомпаний и всякое прочее зарубежного происхождения.

К концу 80-х «Сендеро Луминосо» присутствовало в департаментах Пупо, Аякучо, Куско, Ашуриман, Ханкаванна, Мауро де Диос, но развить имеющиеся успехи было не в состоянии, в том числе из-за наконец верно выбранной тактики правительственных войск (это было классическое «завоевание умов и сердец») и собственных эксцессов, и в 1988 руководство движения приняло решение отказаться от прежней тактики, предусматривавшей переход к активным действиям в городах после обеспечения плотного контроля за сельской местностью, и переносить центр тяжести в города; отступление от канона себя не оправдало, зато очень сильно сократило силовикам объем работы, поскольку теперь им надо было действовать на меньшем пространстве.

В 1992 состоялось событие, подкосившее "Сендеро Луминосо". Только в июле произошел самый масштабный за всю войну теракт, взрыв в фешенебельном столичном районе Мирафлорес, 12 убитых и 250 раненых, призванный ознаменовать распространение терактов на районы проживания и деятельности состоятельных слоев населения, а 12 сентября полиция захватила на явке в Лиме Гусмана и двух из трех лидеров повстанческого ЦК. Результатом этой катастрофы стало стремительное ослабление активности партизан, на 50% уже к концу года, в 1991 59 террористических атак, в следующем году 13, и в 1993 году "Сендеро Луминосо" могла действовать уже только в трущобах Лимы и отдельных участках центральной Сьерры. Тем не менее еще и в конце века наблюдалась активность повстанцев, считалось, что активно действуют 400-500 человек, в 2001 по стране погиб от рук "Сендеро Луминосо" 31 гражданин. Последняя мало-мальски крупная акция "сендеристас" относилась к 2003 году, и движение было сочли окончательно уничтоженным, но спустя пять лет снова был зафиксирован акт от имени СЛ, не получивший, впрочем, какого-либо развития.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page