Переворот 2009 года в Гондурасе
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ


 
Тэги: Гондурас, переворот
Последнее обновление 21.02.2016.


Переворот 2009 года, в результате которого кресла лишился президент Гондураса Селайя, стал первым за двадцать лет успешным переворотом в Латинской Америке и первым за 15 лет в Центральной Америке.

Укоренившаяся в Гондурасе двухпартийная система, сохранившаяся аж с XIX века, в 1990-2000-е сумела выдержать все новшества региональной политики, и боссы партий контролировали как сами рычаги власти, так и экономические активы страны. Епископ копанский летом 2009 высказал, по-видимому, общее мнение осведомленных людей, что реальной демократии в стране нет, есть просто система выбора из кандидатов, выдвинутых богатеями, народ в вынесении решений не задействован.

Летом 2009 года внезапно грянул политический кризис. Президент Селайя, представитель Либеральной партии, до того проводивший довольно стандартную для гондурасских президентов консервативную политику и отличившийся из резких движений только вступлением в чавесовскую АЛБА, вдруг пожелал провести референдум, который сочли в высшем обществе попыткой изменить положения конституции о праве президентов страны на второй срок. По существу, он предлагал провести референдум насчет созыва конституционной ассамблеи, которая должна была бы начать работать уже после его ухода в отставку. В конституции страны на тот момент было 375 статей, из них 368 можно было дополнять двумя третями конгресса, а остальные менять запрещено вообще, и пунктом 375 предусмотрена уголовная ответственность за попытки изменить такое положение вещей. Собственно, в 2009 предстояли президентские выборы, и оба официальных кандидата от двух главных партий на тот момент соглашались с перспективой провести конституционный конвент, но такую форму, какую избрал Селайя, посчитали попыткой самого себя у власти оставить. Сам Селайя еще до рокового для себя последнего воскресенья июня пенял, что референдум имеет сугубо рекомендательное значение, и что все вопросы относительно предполагаемой конституционной ассамблеи все равно решаться будут уже без него. Даже и в его собственной партии была его действиям значительная оппозиция, тем более, что там первенствовали противники президента, более трети назначенных кандидатами в депутаты на грядущих выборах были противники Селайи и его команды, да и в высшие судебные органы от Либеральной партиибыли избраны сплошь его враги. В таких условиях решающее слово оказалось за армией, и армейское начальство, хоть президент в свою тенуру удвоил военный бюджет, отказалось обеспечивать проведение референдума, Селайя пытался снять главных своих оппонентов с должностей, но суд рассудил всех уволенных восстановить.

Примерно за час до предполагаемого начала референдума военные ворвались в резиденцию главы государства и в аэропорт и отправили самолетом за рубеж в Коста-Рику - строго говоря, налицо нарушение конституции, явно запрещающей насильственное выдворение граждан. После переворота верховный суд заявил, что все делается по его указанию, подписанному еще 26 числа, и конгресс рассмотрел письмо, вроде как содержащее прошение об отставке, существование какового Селайя отрицал, а вслед за сим единогласно объявил президента низложенным, и рукоположил в президенты спикера, Роберто Мичелетти. Введено было чрезвычайное положение, и в случае возвращения президента ему сулили преследование по 18 обвинениям разом, включая коррупцию и измену. Новости в стране сперва вообще не показывали. Уже утром толпа сторонников президента собралась у его дворца, жгла шины и обменивалась «любезностями» с солдатами, всего в 37 городах отмечены акции протеста, около 50 тыс. участников, в протестах деятельно участвовала супруга смещенного президента, Ксиомара Кастро. ОАС, Евросоюз, президенты стран региона, не исключая Барака Обамы, заявили о неконституционности действий гондурасской легислатуры и признали Селайю действующим и полномочным президентом, ОАС вообще квалифицировала происходящее как переворот и впервые с 1962 года прибегла к такой мере, как исключение из организации, каковой санкции подвергла Гондурас. Сам Селайя пробовал возвратиться в страну на самолете, каковой ему, предоставил Чавес, за компанию с ним летел президент ГА ООН, однако армия заблокировала аэропорт столицы, выставила на ВПП военную технику, и, отражая натиск сторонников смещенного президента, застрелила одного из таковых, самолет в итоге, покружившись над аэродромом, отбыл в Никарагуа. В конце июля Селайя перешел границу и оставался в Гондурасе около получаса, а 21 сентября он довольно неожиданно проник в страну и тайными тропами добрался до столицы, где и укрылся в бразильском посольстве. Новая власть отреагировала введением ЧП на 45 дней с 26 сентября, провела репрессии против сторонников снятого президента и не стеснялись в насилии против митингующих у посольства. Несколько раз, правда, стороны садились за стол переговоров, но до проведения выборов президента в ноябре так и не было достигнуто компромисса ни по одному из обсуждавшихся вопросов.

Избирком страны долго не в состоянии был опубликовать хоть какие-то результаты, хотя уже и было оповещено, что кандидат от Национальной партии Лобо выиграл с рекордными 57% голосов. Надо сказать, что несмотря на репутацию правака и консерватора, Лобо усердно старался добиться гражданского мира, Селайе разрешена была свобода перемещения, амнистированы и он и его оппоненты и нарушители законов из обоих лагерей, некоторые оппозиционеры получили посты в администрации. “Нормализацию” полагают завершенной в мае 2011 года Картахенскими соглашениями. Собственно, аналитики сходятся во мнении, что в этих соглашениях де факто подтверждено, что события-2009 суть переворот и водворенное им правительство нелегально по сути. Ссторонники Селайи перестроились в партию ПРП, а потом в группу ЛИДЕР.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к автору

Locations of visitors to this page
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ