Массовые беспорядки 1998 года



 
Тэги: Индонезия, беспорядки, 1998, Сухарто
Последнее обновление 30.09.2015.


Длительный период видимой стабильности при т.н. "новом порядке", как называл свое детище его создатель Сухарто, закончился грандиозной серией беспорядков и погромов, а потом и его низложением в 1998 году. Важными факторами, приведшим режим именно к такому концу, все заслуживающие доверия аналитики единодушно называют тотальную коррупцию администрации Сухарто, социальное расслоение в результате ее экономической политики, и резкое обнищание населения как следствие ее краха в конце 90-х.

В феврале 1998 имели место голодные бунты по всей стране, цены на все продукты выросли на 300%, что было продиктовано программой МВФ по оздоровлению экономики, предусматривавшей подъем цен на топливо. Настолько серьезным было положение, что 20.2.98 правительство объявило, что обдумывает применение смертной казни за спекуляцию.

Однако Сухарто (хотя в 1995 он объявил, что не будет больше баллотироваться) все же выбрали на 7-й срок 11 марта. В новом кабинете были и дочь Сухарто, Тутут, и его бизнес-партнер Мохаммед Хасан, все хорошо известные и вызывавшие не очень теплые чувства у граждан персоны.
Еще в январе студенты выдвинули список требований – замораживание цен на “основные товары”, чтобы уберечь уязвимые слои общества; политическая реформа с превращением государства в слугу народа; отмена всех запретительных мер; уход в отставку всей политической верхушки; признание президентом своей ответственности за кризис. Студенческое движение набирало беспрецедентный размах, с марта митинги собирали по 10-15 тыс. чел. и состоялись едва ли не всюду, где были учебные заведения, вплоть до Купанга, Пеканбару, Абепуры, Пурвокарты и Матарама. Мероприятия активно поддерживались администрацией учебных заведений и видными фигурами местной науки. С апреля к протестам стали в массовом порядке присоединяться другие слои общества и организации, так что во взятой ХРВ для примера Йогьякарте три дня подряд шли протесты, причем каждый день их организовывала новая группа. Городские низы и беднота охотно присоединялась к протестам. Силовики реагировали предсказуемым образом, противодействуя баррикадами из техники, резиновыми пулями, слезоточивым газом, палками, а в ответ их обычно закидывали камнями. 2 мая в день студента, и в последующие дни в мае, после анонсирования, что в соответствии с идеями МВФ с 4 числа цены на электричество возрастут и будет отменено субсидирование цен на топливо, отчего цена подскочит еще на 75%, начались крупные волнения, особенный размах приобретшие в Медане, где дошло до метания "коктейлей Молотова" в силовиков, и в Соло, где была большая драка, пострадало не менее 400 студентов и 31 силовик, и в целом по стране не было заметно какой-либо единой стратегии полицейских или оппонентов. На третий день беспорядков Сухарто впервые объявил, что обдумывает идею уйти в отставку, однако же 5 мая он отбыл на заседание G-15 в Каир, пытаясь, видимо, продемонстрировать, что он ничуть не озабочен происходящим, но получилось наоборот – распространились слухи, что он отбыл насовсем и уже не вернется.

12 мая армия применила вместо резиновых пуль боевую аммуницию, четверо демонстрантов погибли в университете Трисакти. На следующий день похороны жертв в районе Грогол рядом с университетом превратились в массовую манифестацию, а та в массовые беспорядки. Около 10 утра группа "преман" начала бить стекла, корчевать указатели и ломать зеленые насаждения, постепенно переходя к грабежу; обитатели района, не вполне благополучного в экономическом плане, охотно присоединились. По всей северной Джакарте имели место реперкуссии до самого следующего утра. На Суматре тоже было неспокойно, особенно в Медане, и в меньшей степени в Палембанге, Пеканбару и Бандар Лампунг.

Следующий день начинался как обычный рабочий, но где-то с 9 утра 14 мая начался новый вал беспорядков, погромов, поджогов и грабежей. Полиции по борьбе с беспорядками в итоге пришлось биться с грабителями рядом с собственной штаб-квартирой. За три дня беспорядков было уничтожено или тяжко пострадало 6000 зданий, президентская администрация насчитала разоренными 2479 лавок, 1026 частных домов, 1604 магазинов, 45 мастерских, 40 торговых центров, 13 рынков и 12 отелей. Особенно основательно пострадал китайский район в Кота на севере Джакарты. Пытаясь избежать беды, китайцы и владельцы магазинов вывешивали надписи “милик прибуми” (“владеет индонезиец”) и “про реформаси” (“за реформы”). В принципе, военные и полиция защищали, не щадя живота своего, молл, принадлежащий военному холдингу, но мало что делали для защиты всего остального, разве что за деньги. Правозащитники указывали на очень подозрительные аспекты беспорядков, независимая комиссия по расследованию представила свидетелей инцидентов, когда военные организовывали беспризорников и кого попало на организацию грабежей, в некоторых локациях специально жгли старые покрышки и бревна, чтобы привлечь внимание толпы и спровоцировать мародерство, офицеры и какие-то военного вида граждане указывали, кого грабить и жечь, группы крепких ребят с короткими стрижками или одетых навроде студентов начинала грабить, а все прочие присоединялись, и даже упоминается употребление лицами из толпы огнемета, который определенно не мог попасть в руки гражданских. Комиссия склонялась к мысли, что погромы спровоцировали сторонники Сухарто в надежде устрашить оппозицию перспективой, что может произойти, если Сухарто уйдет, и возлагала ответственность на его зятя.

15 мая вернулся из Каира Сухарто, которого сопровождала из аэропорта кавалькада примерно в 100 машин. К тому моменту в Джакарте было до 15000 солдат, в стратегических точках размещены баррикады и блокпосты с заграждениями из колючей проволоки и машин, и в течении дня арестовано 800 человек и погибло 200; опять добавилась антикитайская волна. Студенты между тем захватили здание парламента и выразили намерение не покидать его до победы, причем армия по приказу командиров не применила силу, хотя находилась в округе в изрядных количествах. В других частях Индонезии тоже было неспокойно, в Медане разграбили четыре района города. Сухарто 19 мая предложил перевыборы и реформы, предполагал создать правящий совет для управления страной в переходный период, а двумя днями позже все же ушел в отставку, когда его об этом просили почти все соратники и государственные деятели. Последней каплей, видимо, стал визит армейского командира Виранто, который сообщил, что не гарантирует лояльность армии.

За 7 дней с 13 по 20 мая убито 1188 человек, 1119 машин и 5000 строений пострадало – сожжено, разрушено или разграблено. Немалый процент погибших это люди, попавшиеся в горящих торговых центрах. В ходе бунтов китайское меньшинство по сложившейся традиции стало паковаться и покидать страну, из 150 тыс. покинувших только 50 вернулись.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page