Кубинская революция
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ


 
Тэги: Куба, революция, Фидель Кастро, Батиста
Последнее обновление 14.09.2015.


В истории Кубы различают несколько событий, именуемых "Кубинская революция". Некоторые специалисты называют термином "кубинская революция" также события XIX века на Кубе, однако большинство сходится во мнении, что именовать "кубинской революцией" следует события 1930-х годов, конкретно свержение диктатора Мачадо, и борьбу против диктатора Батисты, которую организовал и возглавил Фидель Кастро - каковая и известна в советской и российской историографии как "Кубинская революция".

В 1952 году Фульхенсио Батиста совершил второй военный переворот под своим руководством. В ходе первого, в 1933 году, он сверг диктатуру Мачадо, и заработал на этом немало вистов у граждан. С той поры и до 1959 года он правил обычно из-за кулис через подставные лица, хотя один президентский срок «отсидел» и сам. Хотя в 40-е годы и были осуществлены некоторые прогрессивные, по существу своему, меры, типа социальных гарантий рабочим, коррупция, разъедавшая кубинское общество, никуда при нем не делась, и, как замечали критики, на модернизацию сельского хозяйства и улучшение условий жизни его тружеников выделено в бюджете 1944 года 1 млн. песо, а на приобретение автомашин для правительства 100 тыс. В 1952 году Батиста сверг тогдашнего президента Прио Сокарраса и водворил де факто диктатуру, сперва при позитивной реакции граждан, потом в условиях роста оппозиции. К концу 1952 года стало очевидно, что политическими средствам Батисту не повалить, и радикалы взялись за оружие. В свете неожиданного изменения обстоятельств традиционные партии не смогли урядиться ни между собой, ни внутри партий, что следует делать, домогались было политических концессий и возвращения к прежней системе, но не смогли осуществить сильный и последовательный нажим; обе крупные традиционные партии распались, и это освободило дорогу другим структурам и новым лицам в политику. Несколько террористических кампаний малого формата тоже не дали никакого результата, наибольшую известность получил инцидент в апреле 1953, когда были арестованы члены группы, собиравшейся напасть на Колумбия Камп, причем причиной ареста стала недостаточная конспирация. На этом фоне выдвинулся Фидель Кастро Рус, выходец из семьи плантатора, который еще с университетских лет отличался борьбой за социальную справедливость, защищал интересы бедняков в судах; большой резонанс получила инициированная и руководимая им кампания 1948 года против повышения цен на проезд в автобусах с 5 до 6 песо. Он же обнаружил и заснял, как во владениях президента по его приказу используют бесплатный труд военных и технику министерства общественных работ, и он же вскрыл существование связей гангстеров и правительства, обнаружив, что руководители бандитов получают от последнего деньги и места в административных органах. На Батисту как узурпатора и нарушителя конституции Фидель Кастро подавал в суд и дошел по инстанциям до верховного, где ему было отказано в удовлетворении иска. Таким образом, законные меры борьбы с диктатурой были исчерпаны, и, как итог, Абель Сантамария Куадрадо и Фидель Кастро основали революционную группу примерно из 200 студентов, для которой малыми партиями закупали дробовики и полуавтоматические ружья, оружия они в итоге набрали на 165 человек. В качестве первой пробы сил были избраны две цели в провинции Ориенте – на казарму Монкада, где обитал гарнизон численностью около 400 человек, нацелен был основной удар, а на посту Байямо было запланировано второе нападение, диверсия с целью отвлечения внимания. “Монкада” показалась заговорщикам куда более удобной целью, чем, скажем, аналогичный объект в Гаване, “Камп Колумбия”, поскольку здания второй сильно рассредоточены и гарнизон в Гаване куда больше. После захвата казарм предполагалось раздать оружие из их арсенала, перерезать железнодорожное сообщение с остальной частью страны и отсюда направиться походом на запад. У Кастро в ходе мероприятия были с собой пленки с речами известного популиста Чибаса, военными маршами и патриотическими стихами. Для участия в акции было отобрано 92 человека, которых для маскировки облачили в военную и сходную с ней униформой (вояки часто продавали крестьянам старую и подержанную форму, а часть сшили сочувствующие по выкройкам), и разместили в 15 минутах езды от Сантьяго-де-Куба в усадьбе “Сибоней” недалеко от побережья. 26 июля 1952 акция состоялась. Дата была избрана, поскольку в эти дни в городе проходит карнавал со всеми вытекающими.

Группа на 26 автомашинах отправилась рано поутру из усадьбы к местам сосредоточения, основная масса повстанцев атаковала собственно казарму, 10 человек во главе с Раулем Кастро – дворец правосудия, и оттуда должны были подавлять огневые точки противника, 21 во главе с Сантамарией – госпиталь. Боеприпасов было в обрез, и стрелять велено только в случае крайней нужды. В 5:15 после скрытной концентрации передовая группа атакующих ошеломила охрану у одной из дверей “Монкады” и проникла внутрь незамеченной, однако остальные группы не ориентировались ни в конструкции крепости, ни в конфигурации улиц города, и многие не добрались до места, а те, кто уже был внутри, по ошибке захватили “цирюльню” вместо оружейной. Предпринятое параллельно нападение на Байямо было не более удачным, и из 27 участников нападения половина была захвачена в плен и расстреляна на месте. После того, как стало ясно, что мероприятие проходит не так, как следует, Кастро приказал отступать; к тому времени повстанцы потеряли всего семерых в обмен на 50 солдат, и утверждается, что квалификация повстанцев в стрельбе была отмечена оппонентами. Основные потери группы выпали на финальную стадию нападения, когда они по 7-10 человек они стали выходить из города. В процессе отступления и преследования погибло еще около 70 повстанцев (Сантамария был в их числе), в т.ч. 20 сдавшихся. И Фидель Кастро и его брат Рауль с немногими сподвижниками, числом 18, сумели уйти в Сьерра Маэстра. Когда их все же поймали 1 августа, то не расстреляли на месте главным образом потому, что командовал операцией его знакомый по университету. Как водится у лидеров с ограниченным кругозором, стоящих во главе примитивных по сути своей политических структур, Батиста в официальных выступлениях валил все на неких иностранных наемников или на эмигрантов, называлась и сумма и ее податель: миллион песо от Прио Сокарраса, правда, и как обычно в таких случаях, доказательств не нашлось.

На последующем судилище, начавшемся 21 сентября и завершившемся 16 октября, Кастро вел дело своей группы в качестве адвоката. В финале судебного процесса он сказал пятичасовую речь, обосновывал, что согласно пункту 40 конституции имеет право восставать против диктатуры и незаконных переворотов, поносил последними словами диктатуру и всех, кто с ней связан, доказывал расправы с пленными, пенял армии, что ей придется долго смывать кровавые пятна, обличал социальное зло, обрисовал программу социальных преобразований, все это с аллюзиями на Ветхий завет, Данте, Монтескье, Лютера, мыслителей древней Индии, истории Карла I и Якова II, и завершил словами “я не прошу свободы; совершенно нормально, что люди чести умирают или сидят в тюрьме в стране, где правит вор и преступник … предайте меня анафеме – история меня оправдает!”. Всех подсудимых приговорили к срокам от полугода до 15 лет в тюрьме на острове Пинос. Батиста как раз в это время ослабил цензуру и вернул некоторые демократические права, так что граждане смогли увидеть “нецензурную” версию событий.

13 мая 1955 Батиста по cлучаю своих перевыборов и под прессингом объявил амнистию политическим заключенным, долго и заранее обсуждался вопрос, какие конкретно категории амнистировать, в итоге решили “даже монкадистов” тоже. Вскоре после этого в соответствии с задуманным, Кастро отбыл в Мексику, для чего ему пришлось интенсивно одалживать деньги, даже на паспорт. У четверых эмигрантов, прибывших готовить будущую революцию, на тот момент было $850.

В 1955, 8 августа, Кастро, окончательно порвав с консервативной партией-“ортодоксами”, основал в качестве самостоятельного “Движение 26 июля” (известное как М-26 или М-26-7). В манифесте движения было заявлено, что это не партия, а революционное движение, и что потому в нем найдется место любому желающему восстанавливать социальную справедливость. Программа включала ликвидацию латифундизма, сокращение налогов и экономико-техническая помощь крестьянам; восстановление прав рабочих и их участие в прибыли; индустриализация в широких масштабах; резкое снижение квартплаты и обеспечение жильем, электрификация села; национализация средств коммуникации и связи; строительство детгородков для детей неимущих. Сила ее, в принципе, заключалась в ее выполнимости. Как средство достижения цели, М-26 поставила задачей свержение режима Батисты силой. Рекруты движения, сконцентрированные в Мексике, были разбиты на группы по 7-10 человек, обитавших на одной квартире в соответствии со строгим регламентом, подъем в 8 утра, завтрак в 9-10, обед в 14-15, ужин 19:30-20:30, не позже 12 ночи отбой, полный порядок и чистота в помещениях, внутри групп дух товарищества и никаких личных проблем, никаких посторонних знакомых в радиусе квартала от жилища, никаких горизонтальных контактов с другими группами. Каждый боец в неделю получал на личные расходы 10 мексиканских песо (=1 доллар); с переводов членам движения в казну изымалось 50 (на суммы до $20)-60(больше 20)%. Программу подготовки создал Альберто Байо, воевавший 11 лет в Марокко против арабов и за республиканцев в Испании (его посвященная вопросам стратегии и тактики работа «150 вопросов партизану» есть в библиотеке сайта). Особый упор при подготовке рекрутов делался на физическую подготовку – например, такие формы активности, как, попарно разбившись, таскать друг друга в гору и совершать походы с большим грузом и без пищи. Параллельно с большим успехом шла кампания по сбору пожертвований в пользу грядущей революции, кружки в поддержку таковой образовались в Венесуэле, Коста-Рике, Сальвадоре, Пуэрто-Рико, Майами, Чикаго, Бостоне. Организация Кастро также абсорбировала некоторое число активистов из малых анти-батистовских организаций, и, в частности небольшое подпольное айное движение Национальная революционная акция (АНР), действовавшее в Ориенте под водительством Франка Исаака Паиса “Карлоса”; оно должно было обеспечить плацдарм. Была достигнута договоренность о сотрудничестве с “Директорио”, созданной в 1952 и названной созвучно “директории” 30-х годов студенческой группировкой, лидеры которого Хосе Антонио Эччеверрия “Мансанито” и Рикардо Корпион подписали с М-26 пакт о координации усилий. Собственно, все эти усилия особо и не маскировались, все заинтересованные спецслужбы плотно отслеживали происходящее. Тем не менее Фиделю Кастро удалось, несмотря на постоянный интерес оппонентов и прессинг, приобрести без привлечения лишнего внимания яхту под названием “Гранма”, 1943 года постройки, 13,25 м длиной, 4,9 шириной, 2,40 высотой, и которая, строго говоря, рассчитана была на 10 человек, могла в теории взять до 25, и на которой после некоторого переоборудования отправились в путь 82 человека с прилагающимся имуществом, снаряжением и продовольствием (в качестве провизии 1000 апельсинов, 48 банок сгущенки, 6 окороков, 2 ящика яиц, 100 плиток шоколада и 10 фунтов хлеба). После преодоления разнообразных проблем участники экспедиции съехались из трех городов Мексики и на следующий день, 25.11.1956 (вместо первоначально задуманной отправки в марте 1957), в 2 часа ночи Кастро и 81 его соратник отправились на “Гранме” из мексиканского порта Туспан. В составе отряда было 53 служащих, 16 рабочих, 4 студента и 9 “лиц свободной профессии и инженерно-технического состава”, 21 из них участвовал в штурме Монкады, средний возраст участников экспедиции составлял 27 лет, в составе ее было 4 “легионера” – доминиканец, мексиканец, итальянец, и аргентинец Эрнесто Гевара, который был при них в качестве доктора. Отряд удалось обрядить в единую зелено-оливковую форму, но оружие самое разнообразное, в целом при его закупке предпочтение отдавалось типам, подходящим под боеприпасы кубинской армии, но вообще-то пришлось, видимо, брать что было: среди прочего у революционеров, по их воспоминаниям, были также 2 противотанковых ружья почти без боеприпасов и “старые бразильские гранаты, которые не взрывались”. Путь у них не был легким, из-за перегрузки яхта испытывала проблемы с мотором, выжимая 7,2 узла вместо расчетных 10, а экипаж с морской болезнью. Хотя усиленно распространялась информация о высадке повстанцев в Пинар-дель-Рио, реально маршрут был намечен в обход Кубы с юга, между Каймановыми островами, а прибытие было запланировано на 30 ноября, как точка высадки была избрана местность около Никеро, где предполагалось соединиться с сотней местных повстанцев и затем идти в Сантьяго.
30 ноября, согласно плану, вступил в дело Паис, который, как предполагалось, захватит полицейский участок и отделение морской полиции в Сантьяго, удерживая обитателей Монкады (где теперь обитал усиленный гарнизон в 2000 человек) минометным огнем там, где они есть, раздаст оружие населению, а потом осадит Монкаду. Как вспоминали участники акции, часть оружия удалось достать у “аутентиков”, и с июля велись тренировки по стрельбе, правда, из-за дефицита боеприпасов каждый участник курса в каждую конкретную сессию имел право только на один выстрел; была подготовлена сеть медиков с запасом лекарств; заготовлены при помощи местных девушек форма и нарукавные повязки для бойцов; подготовлены были молодежные группы без оружия, которые должны были примкнуть к восстанию после захвата арсенала, человек 800 в общей сложности. Паис начинал с 86 сотоварищами, один из которых попался полиции в последнюю минуту, по дороге на минометную позицию в здании Нового института. По тревоге полиция забаррикадировалась в здании, отразив все попытки его взять; из Гаваны были по воздуху переброшены подкрепления, к 11 утра ситуация полностью определилась, и стало ясно, что успеха повстанцам не добиться, так что Паис и его товарищи отступили и скрылись среди мирных жителей, потеряв всего троих. Несколько выступлений малого масштаба также состоялись, и также не принесли результатов, кроме массированных репрессий. Кастро обо всем этом знал, но ничего не мог поделать, поскольку у него на яхте был только приемник, но не было передатчика, и потому о его проблемах на Кубе на знали. Однако поражение принесло скорее выгоды – стали ясны слабые места движения, было захвачено некоторое количество оружия, силы повстанцев сохранены.

Между тем, 2 декабря “Гранма” подошла к берегу на полпути между городками Белич и Кабо Круз, несколькими милями к юго-востоку от предполагаемого места высадки. Благодаря перегруженности, яхта не могла подойти к самому берегу, так что разгружаться пришлось по горло в воде, и к этой сложности добавилось, что они почти сразу же были обнаружены и к тому же высадились в болоте. Благодаря манграм авиация им не особо досаждала сперва, но была масса бытовых проблем: у всех у них была новая обувь и они натерли ноги; с корабля взять удалось только оружие, почти не осталось еды, паек составляла “половинка копченой сосиски с двумя галетами”. Под атаками с воздуха и с суши Фидель решил отменить запланированные мероприятия и приказал уходить в Сьерра Маэстра, населенный бандитами горный массив, слабо контролируемый правительством. 5 декабря правительственная армия настигла его отряд, разместившийся на привал в месте под названием Алегрио дель Пио, в лесу близ плантации сахарного тростника. Хотя в бою было убито только 4 повстанца и 1 солдат правительственной армии, отряд партизан был рассеян и дезорганизован. Фидель приказал разделиться на малые группы и прорываться через кольцо противника; его собственная группа, три человека (он сам, Универсо Санчес и Фаустино Перес), спаслась, пересидев пять дней без еды и воды на тростниковом поле. Почти все, кто сдались, были расстреляны, и долго считалось, что Кастро погиб, до появления в “Нью-Йорк таймс” интервью с ним в феврале 1957. См. также подробные биографии всех участников экспедиции(на французском).

Незадолго до Рождества оставшиеся в живых 11 участников высадки, включая Гевару, Фиделя Кастро и его брата Рауля, собрались у Пико Таркино, высочайшей горы Кубы. Первое время им пришлось спать на земле и есть траву и корни; группа Гевары собирала воду с камня ингалятором, а в другом случае делила окуляром прицела. Потом они соединились с будущим верным сподвижником Кресченсио Пересом (западная литература квалифицирует его как авторитета преступного мира, советская – как революционного крестьянина), который и должен был с ними соединиться по первоначальной идее, и был к тому готов, но ему помешал прессинг правительственной армии, и Перес помог повстанцам обрести надежные источники продовольствия у крестьян и арендой снаряжения на первое время. Крестьяне пособили многим участникам высадки укрыться от военных и присоединиться к остальным партизанам. 16 января повстанцы уже совершили свой первый набег на армейский пост в Ла-Плате, где было 18 солдат (самих инсургентов к тому времени стало 17). В этом бою и в течении следующих 20 месяцев они использовали одинаковую тактику: днем разведка выясняла, что происходит у цели, какого рода деятельностью заняты солдаты и когда, прорабатывала пути подхода и отхода, а рано поутру начиналась атака; на путях преследователей или на маршруте будущего подкрепления устраивалась засада. В первом бою 7 солдат погибли или были ранены, а подкрепление погибло в полном неустановленной численности составе (Гевара насчитал двое убитых в первом случае и пятерых во втором).

Продолжение следует
По вопросу о дальнейшей, послереволюционной, карьере Эрнесто "Че" Гевары см. также материалы о гражданской войне в Конго и боливийской экспедиции.

См. также статьи о высадке десанта эмигрантов на Плайя Хирон и "Луча контра бандидос" о подавлении повстанческой активности против правительства Фиделя Кастро.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к автору

Locations of visitors to this page
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ