Межэтнический конфликт между тамилами и сингалами на Шри-Ланке
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ


 
Тэги: Шри-Ланка, гражданская война, конфликт, тамилы, сингалы
Последнее обновление 30.05.2016.


Конфликт на Шри-Ланке, он же гражданская война на Шри-Ланке, вызван постоянными трениями между двумя крупнейшими общинами, населяющими остров, тамилами и сингалами, примерно составляющими соответственно 25 и 70 населения. Острая фаза этого конфликта, продлившаяся больше 30 лет, на самом деле лишь самая хорошо заметная его часть, а проблемы, приведшие к гражданской войне, намного старше. Группы, являющиеся основными антагонистами, весьма существенно различаются в массе аспектов: тамильский язык относится к дравидской семье, сингальский к индо-европейской; тамилы в основном хиндуисты, а сингалы буддисты, и это только самые видные различия.

Наиболее обоснованной из встречающихся версий выглядит таковая, полагающая, что и “дравиды”-будущие тамилы и “арийцы”-будущие сингалы появились на острове примерно в V веке до н.э., почти одновременно. Между сингальскими и тамильскими доменами складывались в истории очень сложные отношения, и только в 1833 году тамилов и сингалов впервые надолго объединили под единым управлением, британской колониальной администрации. В период борьбы Шри-Ланки за независимость тамильская община стала выдвигать требования своего политического обособления, предлагались различные варианты, от федерализации самого острова до создания единой федерации с населенными тамилами территориями Южной Индии, и далее тамильский вопрос постоянно стоял остро, а все предлагаемые правительствами острова варианты были либо половинчатыми по сути своей, либо запаздывали.

В 1956 году сингал Соломон Бандаранаике, будущий премьер и отец-основатель долгоживущей политической династии, в ходе предвыборной кампании собрал много голосов обещанием сделать основным языком сингальский вместо английского), и, будучи выбран, обещание это осуществил, после чего вступил в переговорами с тамилами насчет компенсации им, как выступавшим теперь в качестве ущемленного меньшинства, но результатом этого стало только обострение межобщинных отношений. Шри-Ланка познала ненасильственный протест против введения моноязычия, попытка разогнать сидячую забастовку тамилов перед парламентом повлекла беспорядки, имевшие реперкуссии в Баттикалоа и крупном комплексном проекте по экономическому развитию «долина Гал Ойя», всего погибло от 20 до 200 человек. Заключенный в июле 1957 года пакт между Бандаранаике и лидером тамильской политики тех лет Челванайякамом, известной как пакт Бандаранаике-Челванайякам, тамильский язык должен был при любых перелицовках конституции оставаться одним из государственных, в тамильских землях создавались региональные советы, которым предоставлялись широкая автономия и возможность работать на тамильском, все миграции регулировались региональными органами власти территорий, на которые переселяют. Следование духу и букве этого пакта считается ныне самой реальной и последней возможностью снять остроту межобщинной напряженности на острове. Вместе с тем, воплощение его в жизнь были сорваны благодаря протестам буддистского клира, утверждавшего, что это будет предательством по отношению к сингалам, и действиям политической оппозиции, которая на этом успешно очки зарабатывала. Как следствие, пакт реально не был воплощен в жизнь, постепенно ситуация накалялась, вплоть до таких штук, как перебивание федералистами номеров государственным автобусам на новые, с тамильскими буквами, и ответными акциями в виде замалевывания вывесок на тамильском, соглашение окончательно было порвано в 1958 году, и в том же году большой шаг вперед к войне был сделан с введением закона о языке (акта номер 33), который признавал единственным государственным только сингальский.
В мае того же 1958 года состоялись новые волнения, значительно крупнее, чем в 1956 в Гал Ойе, вызванные попытками тамилов проводить акции протеста против ущемления, как они полагали, их права на собственный язык, охватившие север, восток и северный сегмент центральной части острова, особенную остроту приобрели в районе Полоннарувы и Хингуракгоды, там пришлось для тамилов создавать лагеря беженцев, а потом и открывать огонь на поражение по бесчинствующей сингальской толпе, не менее трех убитых в этой стычке. В свою очередь, тамилы устроили сингалам погромы в Баттикалоа и Эравуре, состоялась большая расправа с рыбаками-сингалами в Карайтиву. Правительство, выжидавшее неизвестно чего, генерал-губернатор, тогда еще назначавшийся из Лондона, принудил объявить ЧП, введена цензура и запрещена деятельность двух партий, сочтенных наиболее виновными в подстрекательстве. Тем не менее и после введения ЧП наблюдалось массовое насилие, в том числе и в столице, в тамильских районах Маунт-Лавиния и Ратмалане, а также в Баттикалоа, Вавунии и Джафне, и продолжились процессы размежевания общин по территориальному признаку. В дистрикте Тринкомали, к примеру, в 1827 было 82% тамилов, к 1936 39%. В следующем, 1959, году К.Сунтаралингам, тамил и бывший министр, впервые пустил в дело концепцию отдельного тамильского государства на острове, в обоснование ее он выпустил буклет, в котором описывал величие тамилов. Однако в 60-х эта тема не получила развития.

Однако же обострение ситуации шло своим чередом. 1961 год ознаменован новым всплеском напряженности, ведь в новом парламенте победителям не было нужды опираться на голоса депутатов от Федеральной партии, и курс последовательно сменявшихся правительств не сулил тамильской общине всех благ. Как следствие, в том же году в Джафне объявлена кампания гражданского неповиновения, вызванная попытками запретить вести документацию в судах на тамильском языке. В итоге Федеральную партию, тогда политического лидера тамильской общины, запретили, вождей арестовали, в тамильские районы определили на постой крупные силы армии и полиции.
В том же году состоялась первая попытка создать вооруженное подполье, первой такого рода организацией стала таковая под названием “пулиппадай” (“тигровая армия”), из конкретно этой затеи ничего не вышло, но многие кадры потом оказались в других такого же рода группах позднейшего времени.

В феврале 1964 года началась новая кампания в защиту тамильского языка, сопряженная с борьбой за права индийских тамилов, вот тогда Ч.Раджадурайя открыто призвал к сецессии, хотя тогда он был в меньшинстве, и деятели партии в основном выражали готовность удовлетвориться широкой автономией. В 1965 заключен был новый пакт, подписали который 24 марта тот же Челвайянакам и новый сингальский премьер, Сенанаике, которому теперь потребовались голоса Федеральной партии, и соглашение предусматривало все те же льготы тамилам – тамильский язык как второй в делопроизводстве и судопроизводстве на востоке и севере острова, свободная земля предоставляется в первую очередь жителям дистрикта, потом тамилам округи и только потом прочим жителям острова; все это в обмен на поддержку при формировании правительства. Закон прошел утверждение в нижней палате, но к 1969 условия соглашения так и не были выполнены, и тамилы объявили его недействительным, отрекшись заодно от поддержки правительства в парламенте. Неудачно пришлись также некоторые меры экономической политике следующего правительства, сформированного под руководством супруги покойного к тому времени Бандаранаике, многое национализировали в тех отраслях, где тамилы были сильны, как пример приводят национализацию порта в Тринкомали, где тамилы владели логистическими компаниями и нанимали своих соплеменников, а потом все перевозки отошли государству, а менеджерами поставили сингалов. Но все-таки еще оставался кое-какой простор для маневра, и в 1970 году на выборах Сунтаралингам и его единомышленник выставили свои кандидатуры в депутаты, выступая под лозунгами сецессии, но Федеральная партия призвала тамилов не голосовать за желающих развала страны, и оба адвоката сепаратизма потерпели поражение. Однако новое правительство не оправдало ожиданий, в начале 70-х и оно после провозглашения Цейлона Шри-Ланкой и республикой, оно ввело в строй новую конституцию, которая отменяла все льготы тамилам, и по части применения их родного языка, и по части образования. Собственно, недовольство сингалов долгое время вызывало то обстоятельство, что державшие экзамены на тамильском студенты обычно получали оценки выше, чем те, кто сдавал на сингальском, и потому представлены в вузах непропорционально основательнее, вот теперь ввели систему этнических квот. Новая конституция утверждала унитарность государства, никаких местных законодательных органов не предусматривалось, и запрещалось их создавать, хотя бы и самим парламентом, буддизм объявлялся государственной религией, и заниматься его защитой и развитием объявлялось задачей и обязанностью государства, единственный язык сингальский. Это не полный список всего, что тамилам не пришлось по душе из действий новой администрации, но сама она, собственно, не преследовала тамилов целенаправленно, просто использовала сингальский национализм в своих собственных политических целях, намереваясь заручиться поддержкой его адептов перед задуманными большими реформами. Но, как часто и бывает, тактический выигрыш на политическом поле заложил зато основы крупных проблем в будущем.

В 1972 для удобства четыре тамильских группы, во главе с той же Федеральной партией, образовали единый фронт, “тамильский единый освободительный”, ТУЛФ, ее консолидированным ответом на принятие новой конституции стал всеобщий хартал и провозглашение траура, особенно активно было в деле этом студенчество. В январе 1974 был большой всплеск возмущения, когда во время проведения “4-й международной тамильской конференции” полиция устроила разгон ее как незаконного и несогласованного мероприятия, на которое собралось около 50 тыс. чел., 50 пострадавших и семеро погибших, получивших электрошок от поваленной лэп, власти никак не посочувствовали, а полицейских поощрили. ТУЛФ в ответ на конвенте в Вадуккодаи в мае 1976 года принял курс на сецессию. В 70-е годы серьезно усилились радикалы, именно беспорядки сразу после выборов 1976 года, обошедшиеся примерно в 300 покойников, считаются началом перехода тамильской борьбы в стадию крайнего радикализма. Официально погибло 112 человек и 125 тыс. стали беженцами. С 1978 действовала новая конституция, которая вместо “вестминстерской” системы с парламентским управлением вводила “французскую” модель с мощным президентом, и добавляла в административную структуру дистриктные советы по развитию, как способ решить вопрос о правах меньшинств, что считалось, в общем и целом, малой и поздней компенсацией, да и самим этим советам правительство в итоге не давало никаких средств и прав влиять на ситуацию, и очередная эта конституция хоть и называла тамильский официальным языком в ареалах обитания тамилов, но государство все равно унитарное. Будто прочего мало, началась колонизация земель в зоне расселения тамилов, и участки главным образом раздавались сингалам.

Однако к тому времени в ответ на утеснения появилось при гласном одобрении тамильских политиков сразу несколько тамильских группировок совсем уже радикальной направленности. Всего в 70-е годы зафиксировано около 40 групп, взявшихся за оружие, по своим политическим убеждениям очень пестрых – от пламенных марксистов и маоистов и до ультраправых. Получившая мировую известность организация под названием “Тигры освобождения Тамил Элама”, она же ЛТТЕ, когда-то начинала как всего-то одна из них. Предоснова этого движения звалась ТСФ (“тамильская студенческая федерация”), один из ее членов, Сивакумаран, первым совершил потом вошедшее в обычай у “тигров” ритуальное самоубийство перед угрозой захвата, в 1972 ТСФ переименовалась в “Новые тигры тамилов” (ТНТ), взяв на эмблему тигра, символ старинного королевства тамилов, и выступала группа сперва главным образом против тамилов, выступавших за сотрудничество с правительством острова.

Продолжение следует


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к автору

Locations of visitors to this page
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ