Гражданская война в Сальвадоре



 
Тэги: Сальвадор, гражданская война, повстанцы, фронт Фарабундо Марти
Последнее обновление 03.04.2015.


Гражданская война в Сальвадоре стала логичным следствием социальной, экономической и политической стратегии администраций страны в 1950-1970-х годах, укомплектованных проамериканскими политиками из рядов местных вооруженных сил и олигархии.

В 70-х экономическое положение Сальвадора заметно ухудшилось, особенно на фоне последствий "Футбольной войны", а правительство мер особых не принимало, обеспечивая, главным образом, защиту интересов крупных землевладельцев и зарубежных монополий, что повлекло естественный крен общественных настроений "влево". Подтасовки на выборах 1972, 1974 и 1977 годов и жестокое подавление демонстраций против такой практики повлекло, естественным образом, ожесточение умов. По-видимому, переломным моментом стали события 28 февраля 1977 года, когда огромная толпа вышла протестовать на Плаза Либертад, но это, как и ожидалось, на правящую группу генералов не повлияло. Расправа с протестующими вылилась в 50 покойников, и убывая с места событий в скорой помощи кандидат в президенты от оппозиции сказал: «это не конец. Это начало!».

В 70-х “левые” все сильнее склонялись к идее применить насилие, коли демократические методы не помогают. К концу десятилетия было уже минимум 5 групп марксистской направленности. Основную массу мероприятий по саботажу и атакам типа “бей-беги” в начале 70-х несла “Группа”, которая отформовалась в ЕПР (“народные революционные силы”). В руководстве ее имела место дискуссия о методах борьбы: военное руководство ЕПР осуществлял студент-экономист Хоакин Вильялобос, полагавший, что восстание может вспыхнуть от одной драматической акции, политическое – Роке Дальтон, предлагавший работу с массами. В 1975, после смерти Дальтона, от нее отошло РН (“национальное сопротивление”), взявшее на вооружение его идеологию, предполагавшую предварительно широкую работу с массами; в дальнейшем она оформилась под титулом ФАРН, и руководством Эрнесто Жовела, а в 1976 появилась троцкистского типа “центральноамериканская революционная рабочая партия”. Крупным игроком в рядах “левых” была компартия, которая основана еще в начале 30-х, идеологически в ней с 1969 существовал раскол на две фракции как раз по вопросу о насилии как методе. Лидер компартии Сальвадор Каэтано Карпио стоял за маоистский путь – насильственный, с внедрением вьетнамской тактики долгой борьбы; член высшего руководства Хорхе Шафик Хандал был за предложенную Москвой стратегию участия в выборах. В начале 70-х Карпио покинул партию, руководство которой потом осуществлял Хандаль, и создал ФПЛ (“народно-освободительные силы”). Активность клира и создание общенародных организаций типа профсоюзов и крестьянских федераций (в такой было 60 тыс. чел.) повлекли расширение элементной базы “левых” и создания предпосылок для захвата власти. Большое количество неофитов приходило также из университетов. Помимо собственно условий в Сальвадоре на решения “левых” повлияло то обстоятельство, что с победой Сандинистской революции СССР, естественный союзник “левых” региона, пересмотрел свою позицию и поддержал пропагандируемую Кубой стратегию военного давления на режимы в Латинской Америке, в большинстве своем консервативные, про-американские и в экономическом плане не преуспевающие.

С начала 1980 года началась усиленная интеграция "левых" радикалов. 11 октября 1980 их группы объединились во Фронт имени Фарабундо Марти (ФМЛН), названной по имени казненного "правыми" в ходе восстания 1932 года местного революционера. В состав ФМЛН вошли ЕПР, ФПЛ (основанное экс-членами компартии движение), ФАРН\РН, ПРТК, ФАЛ\ПСЕК (военное подразделение компартии). Все партии в составе фронта при этом оставались самостоятельными, в руководство делегировали по три кандидата, и как первый среди равных, ФМЛН возглавил Хоакин Вильялобос (ЕПР). На вооружение взята была вьетнамская стратегия долгой борьбы против империализма и местной олигархии, путем координированных действий в сельской местности и в городах, причем в городах каждая фракция действовала по собственному усмотрению, ФМЛН только устанавливала общую стратегию, сет целей – кого можно казнить, на какие мероприятия делать упор.

В декабре ФМЛН приступил к делу и готовился к решительным действиям; к крупному наступлению в январе 1981 была доставлена через Кубу и Никарагуа масса военного снаряжения, главным образом американского, захваченного во Вьетнаме. Однако повстанцы переоценили свою систему снабжения из-за рубежа и степень поддержки со стороны населения и не сумели добиться массового восстания. Наступление началось 10 января 1981 года. Мероприятие было подкреплено крупной забастовкой, в столице бастовало более половины офисов и 26 промышленных предприятий. Столицы департаментов Чалатенанго и Морасан пали; гарнизон города Санта-Ана, второго по размерам в стране, перешел на сторону повстанцев. Две трети страны были охвачены войной. Тем не менее, благодаря четырехкратному (5:20 тыс.) превосходству, и огромным финансовым вливаниям со стороны США правительственная армия сумела совладать с наступлением. США союзника не бросили, а спустя 4 дня после начала боев выделили на помощь режиму 5 миллионов долларов, и еще через 4 дня такой же пакет. Считается, что без помощи США режим проиграл бы войну в первые 18 месяцев. Удержать населенные пункты нельзя было без тяжелейших потерь гражданского населения, на что повстанцы пойти не могли, и для конвенциональной войны у них было мало людей и снаряжения. После 10 дней боев наступление было отбито; всеобщее восстание против режима не началось. Тогда фронт отступил в свои твердыни в Чалатенанго, и начал подготавливаться очень основательно. Были проведены основательные мероприятия по снисканию международных симпатий, результатом чего стало официальное признание ФМЛН Францией и Мексикой. Снаряжение доставлялось и днем и ночью по воздуху, по суше и морем, от союзников и купленное на «сером» рынке. В августе началось новое наступление, призванное объединить повстанческие холдинги на севере страны; 10 числа пал Перкуин в Морасане, при захвате был разбит гарнизон национальной гвардии. Командование ФМЛН с той поры обитало в Перкине (департамент Морасан), где остались от его штаб-квартиры многие числом бункеры. Там потом был учинен музей, и в революционном музее есть много чего, в т.ч. остатки сбитого вертолета. В конце года восточная часть Сальвадора подвергнута прессингу: взрывали мосты, телефонные узлы, электросети, дороги, и фактически сделали эту зону недоступной иначе, как по воздуху. 15 октября был взорван Золотой Мост – Пуэнте де Оро, что позволило отрезать части страны друг от друга, а 27.1.1982 партизаны напали на авиабазу в Илопанго и извели 75% ее военного инвентаря (командовал акцией Аркимедес Канадас “Коммандер Алехандро Монтенегро”); в те же дни партизаны неделю хозяйничали в Ушулутане. В 1982 году также началась широчайшая кампания саботажа, дополненная мерами по инфильтрации силовых структур, рэкетом и “точечными” расправами. В мае и декабре 1982 армия пошла в наступление, задействовав от 4 до 6 тысяч солдат, основные усилия прикладывая вокруг Гуазапы, однако за восемь попыток отвоевать Гуазапу так и не удалось. В январе 1983 пала Готера, и осаде подверглись армейские казармы Сан-Карлос в Сан-Сальвадоре, в феврале трое суток находился в руках повстанцев город Берлин, который с 35 тыс. населения был самым крупным захваченным повстанцами городом. 30 марта 1983 в засаду в провинции Морасан попал ударный контринсургентный батальон “беллосо”, потеряв свыше 100 человек. 30 декабря 1983 партизаны заняли и 12 часов удерживали четвертую по размерам базу страны – Эль-Параисо в департаменте Чалатенанго. Партизаны также принялись бороться с мэрами, начиная с января 1985; с марта по ноябрь 1988 семерых казнили и еще 20 собирались. В середине 1985 была одобрена стратегия расправ с американцами на территории Сальвадора. В конце 1988 партизаны развернули кампанию террора в городах, попутно заявив, что будут минимизировать потери гражданского населения. С ноября 1988 набегам подверглись штаб-квартира Национальной гвардии, армейская штаб-квартира Эстадо Майор, штабы “сокровищной полиции”, ВМФ, президентский дворец; обычно жертв немного, рекордным по этому показателю стал набег на Эстадо Майор, обошелся в 35 раненых. В принципе, с 1983 года ФМЛН постоянно предлагал выбранному в 1982 году президенту от христианских демократов Дуарте переговоры, во второй половине десятилетия дошло до конкретных планов: в мае 1987 повстанцы предложили мирный план, который обозвали “планом кубанизации”, он включал вступление в Движение Неприсоединения, переходное правительство на равной основе, внедрение социалистической экономики и вывод всех иноземных войск. Дуарте в официальной речи отверг это предложение. В октябре 1987 новый раунд переговоров, но к концу ноября соглашения достичь так и не удалось. ФМЛН предложила правительству мирное соглашение, если то перенесет очередные выборы на поздний срок, чтобы успеть подготовиться, предложение проигнорировали. В 1989 ФМЛН на переговорах в Мексике и Коста-Рике отказался от идеи раздела полномочий и просто требовал создания достойных условий для парламентской работы. Стороны много дискутировали на предмет заключения мирного соглашения, но после октябрьской серии терактов против “левых” профсоюзов и вообще потенциальных сочувствующих повстанцам, ФМЛН прервал переговоры и 11 ноября 1989 началось большое наступление инсургентов, известное как “сальвадорский Тэт”, в размерах неожиданно крупных, и явно хорошо и давно подготовленное. Инициаторами затеи названы ФПЛ и ФАЛ. Повстанцы захватили и контролировали зоны в столице и около, подвергли атаке резиденции президента республики и спикера, казармы 1, 3 и 6-й пехотных бригад и национальной полиции. 12 ноября правительство объявило ЧП и комендантский час с 6 до 6, учредило зону безопасности, в которую вошли дистрикты, излюбленные для поселения военными (Арсе и Палермо), военные командные инсталляции, резиденция посла США. Особенно драматичным было противостояние в отеле “Шератон”, где были захвачены примерно десять “зеленых беретов” США, и стороны бились за каждый этаж. После первой недели боев повстанцы временно отступили, только чтобы снова появиться уже в кварталах обеспеченных граждан.

Считается, что «сальвадорский Тэт» во многом определил скорость замирения в регионе, где к тому времени шли гражданские войны в Гватемале, Никарагуа и проявляло себя повстанческое движение в Гондурасе.

После этого при посредничестве ООН удалось заключить перемирие сроком на 21 месяц, окончательное мирное соглашение подписано 16.1.1992 (т.н. Чапултепекское), и вступило в силу с 1 февраля. Согласно условиям договора, ФМЛН распускает свои вооруженные силы и становится политической партией; правительственная армия сокращается вдвое и правительство допускает ооновскую миссию для расследования вопроса о нарушении прав человека.

Деятельность сальвадорской армии сопровождалась массовыми бесчинствами и расправами с гражданским населением, наибольшую огласку получили три мероприятия, а именно расправа в Эль-Мозоте, деревне, где предполагали найти базу ФМЛН, но ничего не удалось обнаружить, так что участники розысков подвергнули обитателей расправам просто для острастки и снятия напряжения, обнаружено потом почти 2000 трупов; а также убийство монахов-иезуитов, около дома которых были замечены направлявшиеся по своим делам повстанцы; и убийство четырех американских монахинь, уж вовсе непонятно за что. Известны такие увеселения военных, как таскание детей на глазах у родителей волоком по колючей проволоке, после изнасилования вырезание у женщин половых органов, украшение ландшафта головами на кольях, в полиции бытовал обычай отрезать у жертв гениталии и засовывать в рот им же. В городах активно действовали “эскадроны смерти”, которые существовали на деньги сальвадорских эмигрантов, в 1980 году их стараниями погибало 700-800 человек в месяц, далее каждый год около сотни. Любопытно, что 75% устроителей и участников восьми крупнейших в истории этой войны расправ прошли обучение в США, в Форт Беннинг, в т.ч. трое из пяти насильников монахинь, десять из 12 убийц Мозоте, 19 из 26 убийц иезуитов. ФМЛН ни одного крупного инцидента такого рода приписать не удалось, хотя Фронт деятельно расправлялся с мэрами городов, осведомителями и крупными активистами правящей группировки. На работу комиссии по правам человека Чапультепекские соглашения отводили шесть месяцев; принято 22 тыс. жалоб, 60% на бессудные убийства, 25% исчезновения, 20% пытки. 60% жалоб подано на военных, 25% на спецслужбы, 25% гражданскую самооборону и т.п., 10+% эскадроны смерти, менее 5% на ФМЛН. Примерно 50% бесчинств пришлись на первые два года войны, еще 20% в следующие два, 95% от общего числа приходится на сельскую местность.

13-летняя гражданская война обошлась в 75-80 тыс. убитых, затронула не менее 1 млн. людей, учинив страшный урон экономике. Несколько раз в 90-х годах опасались реперкуссий, в сентябре 1994 и мае 1995 экс-солдаты захватывали национальную ассамблею в знак протеста против невыполнения правительством своих обязательств, но дело удавалось решить миром после обещаний все выполнить, и дважды ФМЛН угрожал новой мобилизацией после расправ со своими активистами, но и здесь удалось конфликт погасить.

Несмотря на мрачные пророчества, повстанцы сумели успешно работать в политической системе, ФМЛН постепенно стала крупнейшей фракцией в национальной ассамблее, удерживает за своими сторонниками пост мэра Сан-Сальвадора и более половины мэрских постов в целом по стране и всякий раз создает жесткую конкуренцию «правым» на президентских выборах. Реальный прорыв совершился на 20-м году правления "правых": в 2009 году ФМЛН выиграл парламентские выборы, хотя и только формально, ибо контрольный пакет в легислатуре принадлежит двум "правым" партиям, а затем и президентские, на которых победу одержал кандидат от ФМЛН, известный журналист Маурисио Фунес по прозвищу "Совесть нации".


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page