Гражданская война в Молдавии, Конфликт в Приднестровье



 
Тэги: Молдавия, Молдова, Приднестровье, ПМР, гражданская война, конфликт, 14-я армия
Последнее обновление 15.02.2016.


Гражданская война в Молдавии, известная также как Приднестровский конфликт, имела куда меньшую интенсивность и меньшее количество жертв, чем, например, гражданская война в Таджикистане, но получила большое паблисити, поскольку это единственная на территории бывшего СССР "горячая точка", где как одна из сторон конфликта участвовало русскоязычное население. Вызывает споры определение происходившего, гражданской войной конфликт между провозглашенной жителями днестровского левобережья Приднестровской Молдавской республикой и собственно администрацией республики Молдова называется традиционно сторонниками территориальной целостности Молдовы, хотя усматриваются и элементы этнического конфликта.

Приднестровский конфликт, он же война в Приднестровье, он же гражданская война в Молдавии, явился логичным продолжением (оголтелой) панрумынистской политики молдавской элиты начала 1990-х годов. По-видимому, первым этапом сецессии Молдавии от СССР стало решение вопроса о языке. В журнале «Нистру», печатном органе Союза писателей республики, в номере 4 за 1988 год, впервые была опубликована примерная платформа молдавского национального движения, предусматривавшая в первую очередь реформы в области языка, смену шрифта с кириллицу на латиницу, признание идентичности румынского и молдавского и т.д. Как и в случае с Азербайджаном, основным выразителем националистических настроений стал Народный фронт (НФМ), использовавший довольно-таки агрессивную риторику и лозунги, недалеко ушедшие от худших образцов этнической нетерпимости. Местный НФ основан в мае 1989 года, добивался легализации очень активно, собирал толпы сторонников на демонстрации, по самым разным поводам: права жертв сталинистских репрессий, возвращение недвижимости православной церкви, поддержку перестройки. Интересы русскоязычных, со своей стороны, защищала партия «Единство», и начинала тоже с языкового вопроса. В августе в столице Молдавии митинговали разом НФМ, а также русские и отдельно от них гагаузы. 31 августа был принят закон о языке, и, хотя за меньшинствами резервировалось право разговаривать на родном языке, официальные лица на местах обязаны были использовать румынский и увольняться, если не соответствуют требованиям экзамена. В августе-сентябре 1989 шли жесткие дебаты насчет статуса русского языка; в Кишиневе сторонниками НФМ был убит русский тинейджер, осенью разорена, а потом сожжена редакция сочтенной излишне про-московской «Молодежи Молдавии». 7 ноября 1989 в Кишиневе сорван парад, а 10 числа огромная многотысячная толпа сторонников НФМ учинила массовые беспорядки и штурмовала здание республиканского МВД, более 100 сотрудников которого получили ранения, – однако, несмотря на требования с мест, НФМ не запретили и газету его тоже.

В Приднестровье, где молдаване составляли примерно 40% населения, вопрос о языке становился особенно остро. Наиболее крупной политической организацией левобережья стал ОСТК («объединенный совет трудовых коллективов»), сформированный 11.8.89 как средство борьбы против предложенных ВС МССР законопроектов по дискриминации русского языка. 18 августа была организована республиканская забастовка за русский государственный и равноправный и право советам на местах регулировать вопрос о языках самим, однако реальные размеры она приобрела лишь 22, когда к 9 предприятиям Кишинева и 4 Комрата примкнули 40 тираспольских, а затем «Аэрофлот» и предприятия в Бельцах, в общей сложности к концу августа 179 участников и 400 сочувствующих. Однако, вынудить власти отозвать законопроекты не удалось. Тем не менее ОСТК продолжил функционировать на ниве сопротивления идеям молдавского национализма.

В апреле 1990 собрался новый молдавский парламент, в котором НФМ мог проводить решения простым большинством голосов, поставил своих депутатов во главе всех 16 постоянных комиссий Верховного Совета и в его руководстве, использовал разнообразные приемы для проведения своих решений: диктат председательствующего и отдельных депутатов, принятие документов «на слух», возня вокруг электронной системы голосования, откровенный неучет позиции меньшинства, нарушение законодательства при принятии ряда решений, перескакивание с вопроса на вопрос, незавершенность повестки дня, обструкция во время выступлений ряда депутатов, выключение микрофонов, оскорбления депутатов-ветеранов, заказные публикации «писем» вымышленных лиц, голодовка, пикетирование здания парламента при бездействии милиции, угрозы неугодным и физическое воздействие на отдельных депутатов. Более того, здание Верховного Совета постоянно пикетировали сторонники НФМ в количестве нескольких сот человек, подвергавших депутатов-русскоязычных и обструкции и физическому давлению. На местах обостряли ситуацию силами пикетов, собранных толп и МВД, пытаясь силой внедрять свои постановления, доходя до хулиганства, призывая к походу с вилами на Комрат.

В идеологической области националисты много рассуждали о «пути к демократии через насилие», объясняли, что «у нас на всех, кто против, тюрем хватит», «тех, кто не разделяет идеи строительства нового общества, в органах не держим, по первому зову их место займут 10 тыс. волонтеров НФМ и наведут порядок в многострадальной Молдове»; как заявил лично Мирча Снегур , «наш народ пережил многочисленные нашествия, но каждый раз выходил победителем, когда орды без рода и племени старались обречь его на исчезновение. Чудовищные планы расчленения национальной территории молдаван равнозначны покушению на существование народа. Молдавский народ никогда не потерпит кромсания земли предков. Нельзя униженно стирать с лица столь вызывающий плевок. Терпению приходит конец. Центр дирижирует дестабилизирующими действиями в республике. Долой манкуртов! Ни одной пяди земли предков для удовлетворения автономистских амбиций пришельцев!». Среди прочего пускались доказывать, что автономий в Молдавии быть не должно, хотя по их же выкладкам и аргументации получалось, что и сама Молдавия существует на правах республики незаконно.
Приднестровцы считают, что в прошлом они находились в составе Польши, и как факт не Приднестровье было присоединено к Молдавии, а «Сталин вторгся в Молдавию и присоединил ее к Приднестровью», и, поскольку Молдавия парламентским актом от 31.8.89 признала этот акт незаконным, стало быть, никаких прав на Приднестровье у нее нет. 2.09.90 на Втором съезде депутатов Приднестровья было принято решение провозгласить ПМССР в составе Советского Союза, поскольку решение об упразднении МССР освобождает граждан от юрисдикции республиканского руководства и автоматически предоставляет право на самоопределение. В республику включены левобережье Каменского района, Дубоссарский, Рыбницкий, Григориопольский, Слободзейский районы, столицей стал Тирасполь, действуют законы, принятые в СССР и Молдавии до 31.8, силовые органы подчиняются временному совету и советским органам власти. Во временный совет с полномочиями до 1 декабря выбрали 18 человек, председателем стал Игорь Смирнов, бывший директор завода «Электромаш».

Однако было понятно, что при таком явно конфронтационном курсе националистов дело миром решить не удастся, и в течении сентября горсоветы на местах сами по себе создавали отряды в помощь милиции (т.н. «рабочие отряды содействия милиции», РОСМ), формирований типа муниципальной милиции и т.п., милиция на местах охотно переходила на службу в ПМР, поскольку там оклад был вдвое выше. Основным боевым соединением ПМР являлась, по-видимому, Национальная гвардия (далее НГ). В целом НГ вербовалась из добровольцев, очень и очень неплохо оплачиваемых (5000 рублей в месяц минимум), почти все рекруты отслужили в армии или прошли курсы военной подготовки. В дополнение к этим структурам создано было ополчение, которое комплектовалось по организационному принципу – в конторах и на заводах, в него теоретически входили все дееспособные мужчины в возрасте от 18 до 55 лет. 14-я армия, как считается, помогала «славянам», поскольку личный состав ее был набран главным образом из местных жителей. В ее составе на момент начала конфликта было 9250 человек, 126 танков, почти 200 единиц прочей бронетехники, 127 стволов артиллерии.
С молдавской стороны участвовала «национальная армия» в стадии формирования, призывная, относительно неплохо оплачиваемая, с малым процентом уклонистов и обязательным принесением присяги; карабинеры, набранные на контрактной основе; сборные отряды полиции со всей страны; отряды самообороны по деревням, подчиненные полицейским станциям; ОПОН; волонтеры-добровольцы, причем многие с собственным оружием. Армия имела устав, волонтеры – нет, только приносили присягу. В составе «волонтеров» обнаруживались и румынские добровольцы. Как правило, успех оказывался на стороне молдаван там, где они применяли ОМОН\ОПОН и численно превосходящие группы сочувствующих, а на стороне приднестровцев во всех остальных случаях.
В ноябре 1990 года в регионе было отмечено обострение ситуации. 2 ноября, через полмесяца после событий в Гагаузии, молдавский ОМОН при некоторой поддержке добровольцев и курсантов школы милиции попытался удалить с дорог и днестровского моста у Дубоссар баррикады и заслоны, 3 человека убито, 16 ранено, но не преуспел. Советская армия была водворена в округе, но приказа применять силу так и не дождалась. В регионе провозглашено ЧП и оба этноса начали уже откровенно вооружаться и создавать отряды самообороны. Горбачев на это пригрозил вводом войск МВД в регион и потребовал дезавуировать все декларации.

После этого наступило некоторое затишье, но ситуация снова обострилась после августовских событий 1991 года (
см.), поскольку Молдавия провозгласила независимость, на что ПМР ответила таким же актом от 2 сентября 1991 года, оформив сецессию референдумом 1 декабря (98% “за”). В конце сентября снова обострилась ситуация в Дубоссарах – сперва снова при попытке блокировать мост, потом по другим поводам, но обошлось примерно сотней пораненных. Сентябрь был также отмечен стычками в Балти, где пытались снять статую Ленина; а еще гонениями на не-молдаван в административном аппарате и ширящейся дискриминацией в судебной системе. 1 ноября считается датой начала войны в Приднестровье. Утверждается, что стороны более всего были заинтересованы в захвате Дубоссар, где дамба и электростанция.

12 декабря состоялась баталия за Дубоссары, примерно получасовой длины, погибло четверо полицейских и три приднестровских ополченца; после этого обострения некоторое время велись малоактивные бои в городе. В начале марта в Дубоссарах состоялся новый раунд столкновений; приднестровцы заняли горотдел, а в ответ молдаване стали брать заложниками членов семей офицеров 14-й армии, которых та освободила силой. С 4 числа наметилась большая активность обеих сторон, к ним стали подтягиваться подкрепления. Молдаване к середине марта накопили в районе около 6500 человек, по приднестровской версии, и 12 марта впервые применено тяжелое оружие – гранатометы; весь март отмечается снайперская стрельба и диверсии. 18 мая новый раунд военных действий, в ходе него 10 танков 14-й армии открыто участвовали в войне на стороне сепаратистов (по некоторым данным, просто отобраны у персонала, возвращавшегося со стрельб к месту дислокации), и некоторое количество бронетехники было де факто несколько позже угнано у 14-й армии в ходе битвы за Бендеры. 18-25 мая силы ПМР выиграли «решительную битву у Тигины», а в июне баталию в Бендерах, получившую большое паблисити. По утверждению правозащитников, этот, и пока последний, раунд конфликта начался с ареста члена «национальной гвардии» ПМР полицейскими при попытке получить заказанный тираж своей печатной продукции в типографии. Гвардейцы и полиция затеяли перестрелку, отказываясь при этом подчиняться своим начальникам; полиция обратилась за помощью к молдавской армии, пославшей свои силы на штурм около 9 вечера. Молдавская сторона, как потом оказалось, предполагала ввести в город бригаду полиции, чтобы деблокировать удерживаемые райотделы, бросив на подступы к городу армию, которая должна была воспрепятствовать прибытию подкреплений, однако не воспрепятствовала – возможно, потому, что многие участники штурма были призваны в армию только накануне. Фактически, к 4 утра город был занят, в процессе из-за неприцельной стрельбы штурмующих пострадала масса мирных жителей, а сами наступающие потеряли 1 человека убитыми и несколько ранеными. «Пмровцы» защищали только изолированные друг от друга исполком, милицейские отделы, посты НГ и т.д. Поскольку пострадало и имущество 14-й армии, командование оной потребовало прекратить бесчинства и предупредило, что намерено ответить силой на силу, если что. Во второй половине дня 20 июня пмровцы начали готовить комплекс контрмер, и в 8 вечера с помощью своей бронегруппы (и войск 14-й армии) прорвались через мост, и к 2 ночи 21 июня взяли под контроль центр города; в следующие несколько дней наблюдалась стабилизация линии фронта, но с 23 по 26 «молдаване» были выбиты почти со всей территории города. Боевые акции продолжались до 7 июля. 2 июля руководитель республики Молдовы Снегур запросил Москву о посредничестве, и 21.7.92 в Москве Снегур и Ельцин (без представителей ПМР) подписали «Соглашение о принципах урегулирования конфликта…», по которому зона конфликта демилитаризовалась, создавалась объединенная комиссия по надзору и стороны брали на себя обязательства воздерживаться от нападений на 14-ю армию.

Вопрос о численности жертв представляется весьма темным. По одной версии, охватывающей весь конфликт, за время боевых действий 1992 года погибло 809 приднестровцев, 1471 получили ранения. По еще одной версии, с 1 марта по конец июля 1992 в составе обеих враждующих сторон погибло 657 человек, ранено свыше 3000. Версия российского института стратегических исследований 500 убитых, 899 раненых у ПМР, молдавские потери оценить нельзя. Авторитетный справочник издательства «Европа» сообщает, что в общей сложности погибло около 1000 человек.




© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page