Филиппинская революция 1986 года



 
Тэги: революция, Филиппины, народная сила, ЭДСА, Фердинанд Маркос, выборы, подтасовки
Последнее обновление 01.05.2012.


Гвоздем событий 1986 года, известных как "народная сила", "революция ЭДСА", "народная воля", стало невиданное дотоле выступление населения Филиппин против попытки путем подтасовок на выборах удержаться у власти.

17.1.1981 президент Филиппин Фердинанд Маркос издал “прокламацию номер 2045”, формально отменив существовавшее с 1972 года военное положение, а в июне добился впечатляющей победы на выборах, которые, правда, почти полностью бойкотировала оппозиция. Еще и в момент введения военного положения позиции режима были слабы, ему доставляли неприятности и политические противники и коммунисты (см.). В начале 80-х все прежние проблемы усугубились, недовольство ощущалось теперь еще и в стане военных, где раздражение вызывал непотизм как основа всех назначений и некомпетентность ставленников правительства, и даже в бизнес-сообществе, поскольку стиль работы Маркоса, известный как “приятельский капитализм”, название которого говорит само за себя, естественным образом, никак бизнесменов не устраивал, к концу увеселений Маркоса вывоз капитала из страны достиг $2 млн. в день, и ко всему этому добавились экономические трудности, скверная конъюнктура на филиппинский экспорт, и как итог, к 1986 году страна набрала $27 миллиардов долгов, 10-15 миллиардов из которых «ушли в песок». “Японская модель” экономики так и не была построена, социальные проекты по-прежнему проводились, но без особого энтузиазма и при перебоях с финансированием.

Жестокий ущерб режиму нанесло убийство одного из крупнейших оппозиционеров, Бениньо Акино. Еще в начале 70-х он рассматривался как реальный кандидат в президенты от оппозиции, а во время военного положения сперва был арестован и приговорен к смертной казни, но выпущен на лечение в США, откуда, несмотря на чинимые препоны, вернулся в 1983 году, но при высадке в Маниле был, по заявлению расследовавшей дело (и назначенной Маркосом) комиссии, убит выстрелом в затылок, агентом коммунистов – однако общественное мнение сразу признало виновным президента, и последующее расследование в конце 80-х это подтвердила. Как оказалось вскоре, Акино мертвый был еще более ужасным оппонентом, чем живой. Его похороны собрали самую многолюдную манифестацию в истории страны, и, как полагают, на общем фоне катастрофического положения в экономике, отягощенного падением цен на филиппинский экспорт, убийство Акино очень далеко продвинуло идеи сопротивления режиму.

Тем не менее, в ноябре 1985 Маркос на американском телевидении объявил выборы, хотя до окончания его 6-летнего срока президенства был еще год, желая, по-видимому, продемонстрировать озабоченной ростом социальной напряженности на Филиппинах американской администрации свою демократичность. Единым кандидатом от оппозиции после очень долгих дискуссий стала вдова Бениньо Акино, Корасон Акино. Вице-президентом у нее стал Сальвадор Лаурель, известный своими организационными талантами. Они едва поспели уговориться к дедлайну в начале декабря, и сперва вообще подали две раздельные заявки. “Левые” отказались участвовать в кампании вообще, поскольку выиграть честно не полагали возможным и программу Акино считали недостаточно близкой своим позициям. Многое для единства оппозиции сделал кардинал Хайме Син, епископ Манилы и Филиппин. Кардинал, например, зная, что беднота традиционно может не устоять против подкупа и влияния традиций патронажа, объявил своей пастве, что такие контракты не связывают ее, и пусть голосует как хочет. Стороны основательно выложились на стадии предвыборной кампании, и страсти кипели нешуточные – в начале февраля число погибших оценивалось в 30-40 человек, к началу голосования перевалило за 100. Результаты голосования оценивали сразу две комиссии – официальная Комелек и независимая Намфрел. После предварительного подсчета трети голосов Намфрел предложила Маркосу уйти добром, поскольку счет был 55:33 в пользу Акино. Официальная комиссия, Комелек, в ответ объявила о победе Маркоса. Церковь публично предала подтасовки анафеме, но 15.2 Маркоса объявили победителем через ассамблею, утвердившую как подлинный результат 53,8 против 52,5 в его пользу (10807197 против 9291761). Современный офсайт филиппинского избиркома сообщает, что итого, на самом деле, выиграл все-таки Маркос, собравший 10,8 млн. голосов по версии Комелек и 7,8 по Намфрел, тогда как Акино получила 9,2 и 7,0. Тем не менее общественное мнение признало результаты подтасованными.

16 февраля Корасон Акино на выступлении перед большой толпой сторонников в парке Лунета призвала к бойкоту режима ненасильственным путем – предложила выводить активы из банков и не делать дел с конторами, контролируемыми правящей кликой, не платить за коммунальные услуги, игнорировать сми на службе у властей, устраивать манифестации протеста, а силовикам – не стрелять в таковые. По мнению известного российского специалиста по этому вопросу В.Сумского, такой набор предложений свидетельствовал об апелляции только к среднему классу. В этот момент решающую роль сыграли военные. В их среде уже довольно давно существовало Движение за Реформы в Армии (РАМ). Перед выборами-86 РАМ с ведома крупнейших военных чинов, МО Хуана Энриле и начальника констабулярии Фиделя Рамоса (причем ближайших соратников Маркоса!), готовила свой переворот. Энриле и Рамос, замешанные в разоблаченном только что заговоре с целью свержения Маркоса, который должен был состояться в ночь с 22 на 23 февраля, выступили с совместным требованием к Маркосу уйти в отставку, покаялись в произведенных при их участии подтасовках. Они основали свой штаб в расположенных на окружной дороге ЭДСА к югу от того места, где к ней присоединяются с запада Сантолан роуд, а с востока улица Полковника Бонни Серрано, друг против друга военных лагерях – Камп Агинальдо и Камп Краме, то есть локациях собственно ведомства министерства обороны и штабе жандармерии, соответственно. Маркос приказал лоялистам подавить мятеж, а оппозиционеры по католической радиостанции “Радио Веритас” призвали граждан, несогласных с политикой правительства, собираться на защиту “мятежников”, призвал граждан помогать повстанцам едой и чем скажут, а также ненасильственным образом препятствовать лоялистам.

В течении часа численность участников акции выросла до нескольких тысяч, утром же порядка сотни тысяч, причем немалый процент, как утверждается, с собственным оружием. Масса высокопоставленных офицеров и чиновников осудила подтасовки или морально была на стороне “мятежников”, саботируя президентские приказы. 23 числа, в воскресенье, по окружной дороге двинулась колонна бронетехники, с задачей разогнать толпу и подавить собственно военный мятеж, но еще на перекрестке с авеню Ортигас она завязла в “живой баррикаде”, которую преодолеть так и не смогла. Утром в понедельник морская пехота сумела, применив слезоточивый газ, разогнать толпу на Бони Серрано и захватить часть Камп Агинальдо. Параллельно семи вертолетным экипажам было велено поддержать дальнейшие запланированные действия, однако вместо этого они посадили машины в Камп Краме и объявили о единстве с народом. В середине дня новоприобретенная авиация совершила набег на авиабазу Вильямор и президентский дворец, а вечером в даунтауне полиция разгоняла самодеятельные группы граждан стрельбой в воздух и водометами. 24 числа Маркос вышел в эфир по 4-му каналу, дабы опровергнуть слухи о своей отставке, но в середине трансляции группа оппозиционеров под захватила здание телестанции.

Даже в такой ситуации Маркос провел церемонию инаугурации 25.2, присягая прямо на балконе дворца в прямом эфире перед толпой численностью в несколько тысяч человек, а параллельно Акино присягала в здании клуба “Филипино” в престижном квартале Гринхилл. Иностранные послы мероприятие в Малаканьянге пробойкотировали, и США теперь уже твердо порекомендовали действующему президенту уйти в отставку, так что тем же вечером Маркос покинул дворец, бежав сперва американским вертолетом на американскую военную базу Кларк, а оттуда в Штаты американским самолетом транзитом через Гуам. Пока Маркос готовился к отъезду, по округе дворца собиралась толпа, которую сперва отгоняли стрельбой в воздух лоялисты, а потом она ворвалась во дворец и учинила там гуляния и мародерство. Всего за четверо суток “февральской революции” погибло 15 и ранено 20 человек. События эти стали на долгие годы символом борьбы с диктатурами в регионе, источником вдохновения для борцов с авторитаризмом, и на самих Филиппинах любые массовые выступления против властей называли "революциями ЭДСА", вторая состоялась в 2001 году.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page