Демонтаж Бронзового солдата



 
Тэги: Бронзовый солдат, Эстония, протесты
Последнее обновление 11.10.2014.


Большой скандал состоялся в 2007 году в связи с затеей эстонских властей парламентского калибра демонтировать памятник советскому солдату-освободителю на Тынисмяги в Таллине, известный как Бронзовый солдат, и отправить его и захороненный рядом прах погибших при освобождении Таллина солдат на воинское кладбище.

Сама по себе акция, как и многие другие аспекты стратегии прибалтийских стран, заставляет лишний раз поудивляться. Лично у меня вызывают большие сомнения перспективы строительства исторической памяти государства исключительно на базисе воспоминаний, как это государство было включено в состав другой страны без единого выстрела и внятного противодействия.

В независимой Эстонии поставленный в 1947 году памятник был сперва переименован в «Павшим во Второй мировой», потом ликвидирован вечный огонь, горевший с 1964 года, и по его месту прошла пешеходная дорожка, затем рядом поставлена троллейбусная остановка. Собственно, острота конфликта объясняется тем, что памятник является символом для дискриминируемой русскоязычной коммуны; около памятника в годовщину освобождения Таллина и на 9 мая собирались ветераны и русскоязычное население.

В 2006 на День Победы впервые состоялась конфронтация с местными националистами; вмешалась полиция. В начале 2007 риикогу 66:6 (при 101 депутате, четыре партии «за», конкретно «социал-демократы», «рес публика», «исамаалийт», «реформераконд») проголосовала за акт о защите воинских захоронений, со ссылками на культурные традиции, европейскую общность и даже Женевские конвенции требовавший все останки погибших в ходе военных действий хоронить только на воинских кладбищах. Замечу от себя и в скобках, что неплохо было бы спросить ответа и с российской дипломатии, которая и не собиралась подписывать, как, например, Финляндия, договор о защите памятников. Любопытно, что при этом Ансип и прочие эстонские «политики» утверждали, что в могиле похоронены мародеры, жертвы несчастного случая по пьянке и несли прочую дичь, к сожалению, хорошо знакомую любому, кто наблюдает за делами в Прибалтике. Интересно, что в целом посягательства на Бронзового солдата понимания у эстонцев не нашли: 38% «за», 44% «против», 18% не определились, при разбивке результатов по этническим группам результате тоже не радует националистов – среди эстонцев 47% «за», среди русскоязычных 10%.

24 февраля 2007 года националисты пытались возложить к памятнику венок из колючей проволоки, но в результате конфронтации с патрулем защитников не преуспели, а при повторной попытке 25 марта эстонская полиция постройкой живого коридора из своих служащих и применением слезоточивого газа все-таки позволила националистам осуществить затею – из означенных событий премьером Эстонии Андрусом Ансипом был почему-то сделан вывод, что памятник надо поскорее перенести, дабы избежать конфликтов на будущее. Ситуация несколько разрядилась на период парламентских выборов в Эстонии, однако после оных делу снова был дан ход. 26 апреля полиция оцепила район памятника, выставила кордоны и началось возведение павильона для проведения раскопок с целью эксгумации похороненных и отправки останков на воинское кладбище. Представители опирающейся на русскую общину организации «Ночной дозор» пытались сопротивляться установлению кордона, заперевшись в машине, но полиция с применением силы их оттуда извлекла и выдворила за пределы оцепленной зоны. Напротив полицейского кордона собралось к утру около 1000 человек, постепенно перешедших от слов к камням и бутылкам. Попытки прорваться к памятнику были отражены при помощи дубинок, слезоточивого газа, шумовых гранат; полиция вытеснила протестующих «на Пярнуское шоссе, в сторону кинотеатра «Космос», где утратила контроль над происходящим, так что дело вылилось в массовые беспорядки с разгромом автобусных остановок, битьем витрин, разграблением магазинов, вандализмом по отношению к зданию «реформераконд», которое там поблизости, а всего зафиксировано 99 пострадавших объектов, общие убытки составили порядка €4 млн. В «интересах общественной безопасности» памятник после этого было решено перенести как можно скорее; на следующее утро, как следствие, беспорядки продолжились, состоялась новая серия грабежей и актов вандализма, дошло до применения демонстрантами «коктейлей Молотова» и драк с националистами. В общей сложности арестовано около 1000 человек. В больнице от ножевой раны умер один из протестующих; до сих пор не совсем понятно, что именно имело место. 28 числа в Таллинне было спокойно, но полностью прекращена продажа алкоголя в черте города, и в следующие дни зафиксированы только дела типа умышленного блокирования трафика путем езды на сверхмалой скорости и дудения, организуемых посредством смс-кампании с требованиями отставки Ансипа. Дела в Таллинне имели реперкуссии в других городах страны, в Йыхви и Нарве, в последнем случае пришлось применять силу.

Российская дипломатия на все действия эстонцев реагировала апатично, хотя движение "Наши" организовало пикет у эстонского посольства, и в порядке самодеятельности некоторые регионы и торговые сети перестали покупать эстонские товары. Эстония заявила, что не видит надобности вести дискуссии с Россией о своих внутренних делах. Скандинавские страны заявили, что это все внутреннее дело Эстонии, от Евросоюза поступило только мнение, что надо бы что-то предпринять по поводу блокады посольства и не следует прибегать к насилию.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page