Берлинские кризисы




Последнее обновление 17.11.2011.

 
Первый берлинский кризис. Поводом стало создание в зоне контроля "союзников" путем слияния их подконтрольных территории сперва Бизонии (конец 1947), а потом и Тризонии (начало 1948) и попытка провести в ней денежную реформу, а в обосновании позиции СССР указывалось, что союзники намереваются создать отдельное государство на западе Германии в нарушение всех договоренностей; опасаясь притока на восток отмененных денег, советские власти закрыли границу и заодно обрубили подачу электричества, а с 1 апреля ввели проход только по пропускам, с 24 июня вообще никаких контактов. Западный Берлин выручили США, организовавшие авиамост, хотя изначальный план советской стороны предусматривал введение и ограничений на полеты, только несколько позже, чем на операции по земле. Западный Берлин с населением 2,2 млн. пришлось снабжать по воздуху, и за 321 день совместными усилиями военно-воздушных сил “союзников” было совершено 278228 вылетов (т.е. 259 в сутки, 25 в час), всего предприятие обошлось $200 млн. Мероприятие было очень неприятным на ранней стадии, поскольку единственный доступный союзникам аэропорт, Темпельхоф, располагал только одной и очень маленькой полосой, в середине года построили вторую, в конце 1948 – третью, а также зимой, сообщалось даже, что мост того и гляди будет прекращен, настолько велики износ оборудования и усталость личного состава. В ходе операции погибло 39 британских и 31 американский пилот.

Второй кризис. Состоялся в июне 1953 года, когда власти объявили о повышении цен и норм выработки (последних на 10%). Советское руководство, как и в случае с Венгрией, потребовало от властей ГДР сокращать военные расходы и ориентироваться на легкую промышленность и увеличение производства продуктов питания. После дискуссий на высшем партийном уровне скорректированный хозяйственный план был одобрен, но, тем не менее 10%-ное повышение норм выработки, принятое до окончательного восторжествования реформистов, в мае, так и не было отменено, и послужило триггером к масштабным выступлениям как раз рабочих. 15 июня появились первые признаки массового неудовольствия.

Первыми, как утверждается, забастовали строители Аллеи Сталина, архитектурного комплекса, призванного показать величие ГДР (нынешняя аллея Карла Маркса, к востоку от центра города, между Штраусбергер плац и Франкфуртер Тор).

16 июня рабочие на строительстве после нескольких дней дискуссий со своим начальством и партийными кадрами на местах выступили с требованиями отмены повышения норм выработки, с каковыми и двинулись в сторону городского магистрата и здания профсоюзной организации, по дороге численность участников увеличилась в несколько раз, хотя встречные прохожие наводили на митингующих и критику. Всего участвовало в манифестации порядка 10 тыс. чел., а в забастовке 35-40 тыс., и сопровождались передвижения недовольных актами хулиганства и вандализма, типа битья витрин. Несмотря на попытки руководства ГДР в массовом порядке бросить актив на контрпропаганду, 17 июня утром была учинена полустихийная массовая манифестация около дома правительства, на нее явилось от 30 до 100 тыс. чел., а бастовало уже 80 из 200 тыс. рабочих в городе, и начиная с 10 утра начались уже акции откровенно насильственного характера, с поджогами автомашин и нападениями на пропагандистские машины СЕПГ, битьем отдельных активистов и съемом красного флага с Бранденбургских ворот. Около полудня демонстранты взяли в оборот помимо дома правительства еще здание ЦК, телеграф и штаб-квартиру профсоюзов, разорено было несколько полицейских участков, подверглись нападениям магазины и кинотеатры, отмечены случаи принуждения частников сворачивать торговлю. События принимали настолько неприятный оборот, что в 10:30 руководство ГДР было вывезено на советскую военную базу в Карлхорсте. Полиция так и не получила санкции открыть огонь, применяла только дубинки, и то в крайних случаях.

Советская армия рано утром 17 июня получила приказ выйти на улицы и защищать от разгрома тюрьмы и административные здания, но дать ей санкцию на открытие огня никто не хотел; тогда войска на местах сами стали применять силу, как на Унтер-дер-Линден, в качестве ответной меры. В 13:00 в городе было введено военное положение, и к вечеру даже подогревавшая страсти западноберлинская радиостанция РИАС призвала повиноваться властям.

Демонстрации также охватили 272 города ГДР, имели место в 167 из 217 округов. Всего по стране бастовало 110 предприятий, на которых трудились 267 тыс. чел. На севере и в значительной части Тюрингии все было спокойно, а отдельные маломасштабные выступления удалось сорвать с помощью мелких уступок и агитработы, но во Франкфурте-на-Одере, Карл-Маркс-Штадт (нынче Хемниц), Котбусе, Дрездене, Йене, Эрфурте и их округах дошло до попыток штурмов общественных зданий и тюрем, попыток сведения счетов с особенно одиозными персонами истеблишмента, драк и пальбы в воздух. Интересно, что особо жесткий характер выступления имели в традиционных оплотах социал-демократов. В Лейпциге беспорядки приняли особо жесткий характер, там разгромлены здания суда, молодежного звена СЕПГ, радиоцентр, при атаке на тюрьму пришлось стрелять на поражение, двое убитых, и еще пятеро в процессе подавления выступлений по всему городу, всего контингент полиции. хотя итоговый тугамент партийного совещания сообщал, что всего участвовало в рабочих выступлениях менее 5% общей численности этой социальной группы.

На третий день с начала забастовок, 18 числа, советская армия и восточногерманская полиция активно пресекали возможные беспорядки и старались противодействовать забастовкам, в том числе путем размещения контингентов на предприятиях, но отмечались выступления в Берлине, а в Дрездене около тысячи человек попытались поучаствовать в демонстрации, которую разогнали силой со стрельбой, еще один убитый.

19-20 числа отмечались маломасштабные забастовки и мелкие акции неповиновения, калибром вплоть до одиночных случаев стрельбы и нападений на полицию, 21 имели место совсем изолированные инциденты ненасильственного характера, а некоторые бастовавшие ранее предприятия, несмотря на воскресный день, работали, наверстывая план.

Всеми, кроме уж совсем оголтелых антикоммунистов, отмечается, что собственно против ГДР или за водворение демократии митингующие не выступали, "и Бонн и Берлин" подвергались осуждению со стороны демонстрантов одинаково, а при разгроме лейпцигского офиса СЕПГ уничтожены были все найденные в здании портреты, кроме Маркса. Впоследствии годовщины июньских событий стали днями "красной" тревоги в ГСВГ.

Министерство госбезопасности насчитало 29 убитых, по разным зарубежным оценкам вплоть до 200. Сколько народу было осуждено, толком неизвестно, предполагают, что между 10 и 20 тыс.

Третий кризис. Имел место в августе-октябре 1961. Еще в 1952 начато создание границы как укрепленного рубежа, по всей длине западной границы ГДР воздвигли заграждение из колючей проволоки, создали пятикилометровую полосу отчуждения, 11 тыс. народу отселили, принимались меры по ограничению сообщения между частями Берлина, однако миграция на запад все равно имела огромные масштабы, с 1951 по 1953 бежало 447 тыс. чел., в т.ч. 4 тыс. членов компартии и аффилиатов. В начале 60-х вопрос о строительстве крупного и надежного барьера начал подниматься все чаще. В условиях политического кризиса на грани войны и экономических сложностей в ГДР миграция приобретала угрожающие масштабы. В марте 1961 Ульбрихт уже вносил предложение о строительстве стены, но на совещании лидеров соцстран получил отказ, однако в середине весны начались подготовительные работы. Весна и лето 1961 ушли на добычу и складирование необходимых материалов, и в начале августа все было готово. Статус Берлина как совместно оккупированной территории не позволял в нем размещать германские вооруженные силы, так что мероприятия по постановке Берлинской стены формально проводила ГСВГ, но ее командующий Конев передал полномочия руководить генерал-майору НВА. В районе будущего маршрута стены были расставлены 8000 человек из состава "Боевых рабочих групп", в качестве полицейских сил для обеспечения пассивности местного населения и самих строителей. Собственно строительством занималось около 30 тыс. чел. из состава НВА. Присутствовали при строительстве также советские войска, присутствие которых должно было положительно влиять на части НВА и западных "союзников". В случае, если "с той стороны" будут возражать, войскам был дан строгий приказ ни в коем случае не открывать огонь первыми. Вместе с тем предложенную Ульбрихтом воздушную блокаду Западного Берлина решено было не устраивать. Партийные кадры получили указание всеми способами не допускать скапливания в зоне работ любопытствующих и позаботиться, чтобы все предприятия работали по графику.

Операция началась в 2 часа ночи 13 августа 1961 года, весь рубеж был маркирован колючкой и бетонными столбами. Все улицы в зоне строительства немедленно перекопаны во избежание прорывов автотранспорта, и сообщение по обеим системам железнодорожного сообщения тоже.

Продолжение следует...




© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page