Бандеровское повстанческое движение
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ



Тэги: Украина, бандеровцы, ОУН-УПА, повстанцы
Последнее обновление 21.05.2016.


Повстанческое движение ОУН-УПА, известное в просторечии как "бандеровцы", активное во второй половине 1940-х годов и воспеваемое ныне на Украине, обладает довольно-таки неприглядной родословной. Выбитые Красной армией с Украины в Польшу остатки украинских националистов, что называется, пошли по рукам: состояли на жаловании то у Польши, то у Германии, то у Чехословакии, причем впоследствии вступали в конфликты с двумя из трех и сами они утверждают, что и с третьим из своих спонсоров тоже. Объединение нескольких движений, сложившихся в период "независимой" Украины и после, в эмиграции, в 1929 году в Вене, и получило название ОУН ("организация украинских националистов"). Взгляды идеолога движения Дмитро Донского иначе как фашистскими в основе своей не назовешь, и специалисты по нацизму пишут, что во многом украинский последователь своих гуру переплюнул. В общем и целом, его взгляды сводят к следующему набору принципов: нация превыше всего, и это такая же категория, как виды в природе, во главе должен быть вождь, приспешникам которого дается право на "творческое насилие" по отношению к остальным, описанным как "чернь" и "быдло", требуется железная воля, которая не дрогнет перед реками крови, ради этнически чистой Украины от Тисы до Каспия. Венский конгресс ОУН концепцию этнических чисток провозгласил частью своей политики, седьмая из десяти заповедей украинского националиста, известных в сумме как "декалог", требовала не останавливаться перед сотворением любого зла, если поставленная организацией цель этого требует. Уже в конце 30-х было решено взять на вооружение аналог нацистского салюта, приветствуя друг друга вскинутой рукой, и перенять из того же источника приветственный клич, переделав его в "слава Украине" - "героям слава".

В 30-е годы ОУН работала против Польши в пользу Германии, причем несколько раз ее вожди засветились в переводе выделенных на это средств на свои личные счета, конец десятилетия выдался у нее сложным. Советская агентура устранила вождя организации, заправлявшего ей как своим личным хозяйством Коновальца, а споры из-за того, кому теперь руководить, повлекли раскол на два крыла, одно возглавил формальный наследник Андрей Мельник, и оно поэтому называлось ОУН-М,а второе подчинялось Степану Бандере, выдвинувшемуся на грабеже банков, потом подвизавшемуся по части идеологической работы, и прозвано ОУН-Б. Стороны быстро перешли от споров к делу, а именно к междоусобной вражде, о численности жертв в этом процессе ведутся споры, но счет, видимо, пошел на тысячи, притом что всех кадров в обеих организациях насчитывали около 25-30 тыс. чел.

Воспользовавшись моментом прихода своих германских спонсоров на Украину, ОУН-Б провозгласила было независимость оной под своим руководством и приступила к реализации своей программы, разработанной ранее для такого случая и предусматривавшей массовые расправы с этнически чуждым населением и потенциальными неблагонадежными (судя по результатам проведения этой политики в жизнь, карали просто "за невосторженный образ мысли"), еще ассимиляцию всех, кто уцелеет. Германия никакой независимой Украины в виду не имела, поэтому пути ее с ОУН-Б как организацией вскорости разошлись, а о провозглашении пришлось позабыть. Многие кадры бандеровской организации, впрочем, пригодились для организации полицейских батальонов "Роланд" и "Нахтигаль". ОУН-М, всегда стоявшая за всемерное сотрудничество с Германией, поставила публику для комплектования дивизии СС "Галичина", показавшей себя в боевых действиях, правда, не лучшим образом, и в первом же серьезном бою потерявшая две трети личного состава, а потом поставленная ловить партизан в Восточной Европы, и тоже без особых успехов. ОУН-М затем отреклась от борьбы, предпочтя политическую работу, и исчезла после поражения Германии, а ОУН-Б попыталась создать свое собственное вооруженное подполье.

В 1943 году все вооруженные люди, как-то связанные с ОУН-Б, формально были объединены в УПА ("украинская повстанческая армия"). Теоретически она была военным филиалом "верховного освободительного совета", где ОУН-Б всего лишь одна из многих организаций. При этом совете числились многие другие филиалы, типа "антибольшевистской лиги народов", программа у нее была самого общего характера, да и ту сформулировать трудновато. Ничего более конкретного, кроме требований держать в домах целый иконостас портретов лидеров украинских националистов, "десять заповедей" оных (о седьмой см. чуть выше), герб, флаг и украшенный вышивками экземпляр "Кобзаря", населению так и не было предъявлено. Зато исправно собирались "налоги", зачастую существенно превышавшие даже то, что требовали немцы, и, по словам одного из командиров УПА, "давали работу населению", а попросту под угрозой расправы прописывали, кто сколько какого имущества в деревнях должен сдать в пользу повстанцев. Всего на пике активности УПА располагала от 25 до 40 тыс. боевиков, средний таковой был в возрасте около 20 лет и имел 4 класса образования, 60% родом из Галичины, 30% из Волыни и Полесья. Немалая часть набранных пришла туда не по своей воле, а была призвана под угрозой расправы. Судя по имеющимся фотографиям и рассказам самих участников конфликта, одевались кто во что горазд, не редкость на одной фотографии встретить подряд человека, одетого полностью в немецкую униформу, другого, облаченного в советскую, и третьего полностью в штатской одежде, или персонажа в крестьянской шапке, немецком кителе и советских брюках.
Разбирая военную активность УПА, не приходится говорить не только о мероприятиях, серьезно влияющих на обстановку на всем театре военных действий, типа рейда Ковпака или "рельсовой войны", но даже о мало-мальски крупных операциях. В списках больших успехов, представляемых на суд публики апологетами, числятся как достижения разорение села, срыв выборов в советские органы власти в одной отдельно взятой деревне, грабеж демобилизованных в одном административном районе, особенно крупным успехом сочтена победа над армейским стрелковым батальоном Красной армии в августе 1944 года. При этом тактика применялась довольно примитивная, и рассказы даже самих участников подполья об их делах изобилуют сведениями о некомпетентности командиров, слабости материальной базы, нестойкости рядового состава. В отличие от успехов на поле боя, задокументированы многообразные бесчинства бандеровских повстанцев против мирного населения, и этнические чистки против поляков. Список зафиксированных методов расправ имеет примерно 150 позиций, в том числе разрывание лошадьми и отпиливание головы пилой. Кого карали, как и за что, достаточно хорошо поясняет то, что в одном из районов активности УПА нашли кучу женских рук и ног – как потом выяснилось, одна из жертв продала молоко милиционеру, у двух братья в Красной армии, еще одна пострадала за невыполнение прописанных бандеровцами нормативов сельскохозяйственных поставок. В свою очередь, немцы проводили лишь незначительные военные операции малыми силами, и порой вообще договаривались с оуновскими кадрами на местах о сосуществовании, а после того, как фронт прошел западнее мест обитания ОУН, стали поставлять им вооружение и снаряжение. Красная армия нанесла бандеровскому подполью такой ущерб, что после 1944 года ОУН-УПА предпочла перейти на действия малыми силами. Хорошо себя в этой борьбе проявили перебежчики из самой УПА, как перешедшие по своим мотивам, так и захваченные в плен и потом перевербованные. В 1946 году Польша справилась на своей территории с бандеровским подпольем, а в конце 1949 и в своей традиционной вотчине на нынешней Западной Украине УПА порешила прекратить сопротивление. В 50-е годы органы госбезопасности СССР последовательно устранили лидеров организации в стране и за рубежом, в т.ч. Бандеру, время от "провозглашения независимости" до прихода американцев в Западную Германию проведший у немцев в тюрьме. Последний инцидент со стрельбой относят к 1961 году, а последним вообще бойцом назван некий гражданин, прятавшийся по подвалам до 1991 года. Что, по-видимому, неплохо характеризует все движение в целом, по существу, представляющее интерес для исследователя повстанческих движений только своей практикой организации подземных убежищ, достигнув в этом определенных успехов. По существу, из трудов апологетов бандеровского движения складывается следующая картина типичного повстанческого отряда: недалекие, но упорные люди, пытающиеся пересидеть беду в подземельях, а в промежутках осуществляющих карательные акции по отношению к сочтенным врагами. Действия ОУН-УПА не попали ни в один крупный справочник по теории и практике повстанческой войны, и в большинство справочников, посвященных военным конфликтам, тоже.

Общий баланс потерь далеко не в пользу ОУН-УПА, всего от ее рук погибло 30-40 тыс. чел. в СССР, но лишь около 6 тыс. из них советские солдаты, милиционеры, члены истребительных батальонов и сотрудники госбезопасности. Учитывая, что счет замученных "службой безопасности" ОУН-УПА своих же соратников тоже идет на тысячи, сведения о военных успехах ОУН-УПА представляются более чем сомнительными. На счету бандеровцев также множество убитых поляков, до 40 тыс. по оценкам. Самих повстанцев погибло, по разным сведениям, около 20 тыс. чел., хотя по этому вопросу существуют разночтения.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к автору

Locations of visitors to this page
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ