Арабо-израильская война 1967 года
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ


 


Тэги: арабы, Израиль, война, 1967 год, Египет, Иордания, Сирия, Шестидневная
Последнее обновление 7.05.2014.

 
Евгений ПОНАМАРЧУК, специально для "Конфликтолога"

Арабо-израильский конфликт второй половины XX века и после войны 1956 года постоянно грозил новой войной и сильной дестабилизацией обстановки в регионе. После Суэцкой войны 1956 г., второго по счету из обострений арабо-израильского конфликта президент Египта Гамаль Абдель Насер приобрел огромную популярность в арабском мире. Выступая вдохновителем идеи панарабизма, Насер в 1958 г. заключил договор с Сирией о создании единого государства – Объединенной Арабской Республики. В 1961 г., после очередного внутреннего переворота, Сирия вышла из этого объединения, однако Насер продолжал уделять ей значительное внимание. В ноябре 1966 г. было подписано египетско-сирийское соглашение о совместной обороне, согласно которому в случае вступления одной и стран в войну другая обязывалась оказать ей полную поддержку.

В то же время именно с Сирией у Израиля складывались наиболее сложные отношения. В 1964-1966 гг. на сирийско-израильской границе произошел ряд вооруженных инцидентов (в целом иногда называемых “войной за воду”), связанных с попыткой Сирии отвести притоки реки Иордан и соответствующим противодействием Израиля. Особенно крупный инцидент произошел 7 апреля 1967 г., когда израильские самолеты сбили шесть истребителей ВВС Сирии и беспрепятственно совершили пролет над Дамаском. После этих событий на границе сложилась особенно напряженная ситуация. 12 мая агентство новостей ЮПИ сообщало, что в связи с обострением израильско-сирийских отношений некий высокопоставленный израильский офицер заявил о возможности смены режима в Дамаске в случае начала войны. Многие сочли, что автором заявления был начальник генштаба ЦАХАЛ (Армии обороны Израиля) Ицхак Рабин, однако, по некоторым данным, в действительности оно было озвучено начальником военной разведки Меиром Амитом. Так или иначе, в западных СМИ в этот период активно обсуждалась возможная военная операция Израиля против Сирии. На таком фоне египетское руководство сразу по нескольким каналам получило от СССР информацию о концентрации израильских войск на границе с Сирией. Примечательно, что советская сторона заявила Израилю протест по этому поводу, однако почему-то не проинформировала сирийцев. Премьер-министр Израиля Леви Эшкол предложил советскому послу лично посетить границу и убедиться, что концентрации войск там нет, но получил отказ.

14 мая египетская армия вступила на Синайский полуостров – Египет был готов выполнить свои обязательства по соглашению 1966 г. в случае израильской агрессии против Сирии. Хотя еще ничего не было известно, отправленные на Синай египетские солдаты, проходя по каирским улицам, кричали “Мы идем на Тель-Авив”. Тем временем египтяне попытались проверить полученную советскую информацию у сирийской стороны; выяснилось, что никаких подтверждений наращивания израильской группировки у Сирии не было. Несмотря на это, Насер для демонстрации своей решимости запросил Генерального секретаря ООН У Тана о прекращении миротворческой миссии ЮНЕФ на Синайском полуострове. В ООН понимали, о чем идет речь – как свидетельствовал заместитель генсека Брайан Уркхарт, “Мне и помощникам стало ясно, что это вообще-то серьезно и означает войну”. У Тан единолично принял решение о прекращении миссии, не проконсультировавшись с Советом Безопасности.

19 мая войска ООН окончательно покинули Синайский полуостров. Ободренный успехом, Насер 22 мая объявил о введении блокады Тиранского пролива. Он не мог не помнить, что предыдущая блокада стала одной из причин Суэцкой войны, а Израиль после ее завершения заявил, что новая попытка блокировать пролив будет рассматриваться как повод к очередной войне. Вероятно, Насер действовал под сильным давлением других арабских стран, чьи СМИ требовали введения блокады и жестких действий против Израиля. Израильское руководство было встревожено маневрами египтян на Синае, но только после введения блокады пролива осознало всю серьезность положения. В Израиле, Египте, Сирии, Иордании, Судане была проведена мобилизация. Алжир, Кувейт, Саудовская Аравия, Ирак заявили о выделении войск для арабской коалиции. Специально для усиления группировки на Синае египетское командование отозвало две бригады из экспедиционного корпуса, участвовавшего в гражданской войне в Северном Йемене. Согласно плану египетского министра обороны Абдель Хакима Амера, атака на Израиль должна была начаться утром 27 мая. Операция была отменена Насером после получения личного послания от председателя Совета Министров СССР Алексея Косыгина, в котором говорилось, что СССР не поддержит Египет, если война будет начата арабской стороной. Косыгин получил информацию о возможном нападении от президента США Линдона Джонсона, который, в свою очередь, узнал об этом от министра иностранных дел Израиля Аббы Эбана. 2 июня Насер сообщил египетскому военному командованию, что Египет не может начать войну из-за советской позиции, поэтому остается ждать, когда война будет начата Израилем (по данным Насера, это должно было произойти 5 июня). По свидетельству начальника генштаба Мохаммеда Фавзи, Амер не воспринял слова Насера всерьез.

Израильское руководство после введения блокады Тиранского пролива попыталось выяснить позицию европейских государств и США по данному вопросу. 25-27 мая министр иностранных дел Эбан посетил Париж, Лондон, Вашингтон. Единственным результатом его поездки стало неясное предложение британского премьер-министра Гарольда Вильсона, развитое американским президентом Линдоном Джонсоном, о создании международной военно-морской группировки, которая бы обеспечила свободу судоходства в Акабском заливе. В остальном было очевидно, что Европа и США не намерены поддерживать Израиль. Израильское руководство находилось в замешательстве. Среди населения распространялся слух о том, что в будущей войне страна может потерять десять тысяч человек. Панические настроения подогревались воинственной риторикой арабских лидеров. 26 мая Насер сделал известное заявление о том, что итогом возможной войны станет уничтожение Израиля (хотя тут же поправился, уточнив, что речь идет об израильской армии). В том же ключе позднее выступили председатель ООП Ахмед Шукейри, премьер-министр Алжира Хуари Бумедьен, президент Ирака Абдель Рахман Ареф. 28 мая израильский премьер-министр и по совместительству министр обороны Леви Эшкол выступил по радио, пытаясь успокоить общественность. По ряду причин его выступление оказалось крайне неудачным и лишь усилило тревогу израильтян. Эшкол отвергал возможность военной операции против Египта, однако после провального выступления подвергся такому давлению со стороны СМИ, политиков и военных, что был вынужден уступить. 1 июня было создано правительство национального единства, а пост министра обороны Эшкол передал Моше Даяну, считавшемуся символом победы в войне 1956 г. С этого момента речь шла только о сроках нанесения удара.

Израильский стратегический план предусматривал разгром египетской группировки на Синае. Никаких акций против Иордании и Сирии не предполагалось. Египетская армия занимала эшелонированную оборону, созданную по советскому образцу, и превосходила атакующую группировку в численности (7 дивизий против 3 израильских, 100 тыс. человек личного состава против 70 тыс.). Для прорыва статичной обороны противника израильское командование избрало тактику Вермахта начала Второй мировой войны – маневренные действия танковых подразделений на отдельных направлениях с выходом на фланги и в тыл обороняющихся. Война началась 5 июня в 8 часов 45 минут по каирскому времени ударом ВВС Израиля по египетским авиабазам. В течение следующих трех часов основная часть военной авиации Египта была уничтожена. ВВС Иордании, Сирии и Ирака совершили налёты на Израиль, что спровоцировало ответные израильские удары по аэродромам этих стран, причем небольшие военно-воздушные силы Иордании были уничтожены, а сирийские лишились двух третей авиатехники и в дальнейших событиях роли не играли. Боевые действия на земле были скоротечными. В нескольких местах египтяне оказали упорное сопротивление, однако уже к середине дня 6 июня первая линия их обороны была прорвана, а весь сектор Газа захвачен. В этот же день египетское командование отдало приказ об оставлении Синайского полуострова. Никаких конкретных указаний египетские подразделения не получили, и отход очень быстро превратился в бегство. Израильские дивизии вместо преследования отступавших просто обогнали их и заняли стратегические перевалы Митла и Гидди, тем самым лишив противника путей отступления. 8 июня боевые действия на Синае завершились.

Не будучи в силах остановить противника, египтяне начали контрнаступление на пропагандистском фронте. Радио Каира сообщало о том, что в налетах участвует авиация США и Великобритании, причем все сбитые самолеты падают в море (подразумевалось, что продемонстрировать вещественные доказательства обвинения невозможно). Сообщались также фантастические цифры потерь израильской авиации. Высшее военно-политическое руководство Египта утратило контроль над ситуацией и пребывало в прострации. Насер заявил, что уходит в отставку, но протест народных масс удержал его от этого шага. Для Амера цена поражения оказалась более трагичной – его сняли со всех постов и обвинили в подготовке переворота. Он совершил самоубийство в тюремной камере через три месяца после войны. Итоги войны значительно дестабилизировали внутриполитическую ситуацию в Египте и стали причиной первых с революции 1952 года массовых выступлений (см.)

Воевать с Иорданией израильтяне не хотели. Накануне войны иорданскому королю Хусейну было передано послание с предупреждением, что Израиль не собирается вести боевые действия против его страны. Несмотря на это, утром 5 июня начались перестрелки в Иерусалиме. Иорданская артиллерия открыла огонь по пригородам Тель-Авива, по еврейской части Иерусалима и крупнейшей израильской авиабазе Рамат-Давид. Считается, что на Хусейна повлиял телефонный разговор с Насером, сообщившим о египетских успехах на Синае, а также инцидент с возвращавшимися из налета израильскими самолётами – иорданцы обнаружили их на радарах и приняли за ВВС Египта, поднятые для нанесения ответного удара по противнику. Существует мнение, что Хусейн опасался возможного восстания палестинской общины в Иордании в случае отказа от участия в войне с Израилем. Поначалу силы на иорданском фронте были неравны (5 бригад у наступавших и 9 у оборонявшихся), но затем израильская группировка получила подкрепления из резерва Южного фронта, где они не понадобились, и с Северного фронта, где наземных боев не было. Наносилось два удара: в районе Иерусалима и с севера на Дженин. Восточная часть Иерусалима была окружена и 7 июня окончательно взята. В отличие от египтян, иорданцы сопротивлялись очень упорно – за три дня в Иерусалиме израильтяне потеряли больше солдат, чем американцы в следующем году за три недели в Хюэ. Тем не менее, к исходу 7 июня иорданская армия была разгромлена, а две израильские бригады даже форсировали реку Иордан, но были отведены обратно на Западный берег под нажимом США.

Все это время на Северном фронте царило затишье, не считая обстрелов израильских поселений в долине Хула сирийской артиллерией (уничтожено 205 домов) и действий авиации Израиля. Ицхак Рабин и большинство членов израильского кабинета министров выступали за то, чтобы занять Голанские высоты и тем самым ликвидировать возможность артобстрелов в будущем. Моше Даян поначалу выступил против, но в ночь на 9 июня изменил решение, и перед полуднем силы ЦАХАЛ начали наступление. Сирийские войска занимали хорошо оборудованные позиции и имели преимущество благодаря характеру местности – в горных условиях израильтяне не имели свободы маневра и были вынуждены наступать на сирийскую оборону в лоб, понеся при этом сравнительно большие потери. Однако на их стороне было господство ВВС Израиля в воздухе. За сутки с лишним сирийская группировка на Голанах была разгромлена; по оценке командующего Северным фронтом Давида Элазара, через 36 часов израильская армия могла войти в Дамаск. Вечером 10 июня вступило в силу прекращение огня. В тот же день СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем. Согласно воспоминаниям Василия Решетникова, командовавшего в тот период советской стратегической авиацией, шла подготовка полка дальних бомбардировщиков к возможному участию в боевых действиях и изучалась система ПВО Израиля. Министр обороны США Роберт Макнамара впоследствии заявил: “Мы были чертовски близки к войне”.

После одной из самых блестящих военных побед новейшей истории в Израиле первым делом был объявлен трехдневным траур по погибшим. Журналист Шабтай Тевет писал: “Победа была великой – столь великой, что казалась невероятной. Никто не знал, что делать с этой победой, особенно правительство”. За шесть дней ЦАХАЛ разгромил три арабские армии и оккупировал территорию площадью в 3,5 раза больше самого Израиля. Война 1967 г. на короткое время обеспечила безопасность страны, но в долгосрочной перспективе доставила Израилю много новых проблем. Важнейшей из них была палестинская, значительно обострившаяся после захвата Западного берега Иордана. Арабские страны, оправившись от первоначального шока, лишь укрепились в антиизраильских настроениях (свидетельством чему стала Хартумская декларация) и были настроены на реванш. Можно сказать, что Шестидневная война стала единственной причиной следующей войны. Наконец, военное и политическое руководство Израиля начало хронически недооценивать возможности арабских армий и утратило бдительность, что дорого обошлось стране в октябре 1973 г.

По данной теме см. также: Ближневосточный кризис 1956 года, "Черный сентябрь", Интифада.


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к автору

Locations of visitors to this page
ВСЕ КОНФЛИКТЫ НА ГЛАВНУЮ