Американская интервенция на Кубу



 
Тэги: Американцы, вторжение, Куба, Байя де Кохинос, Плайя Хирон
Последнее обновление 17.11.2011.

Формально американские силы не участвовали в этом вторжении, реально же интервенты были обмундированы, снаряжены, собраны и обучены США, и события в Байя де Кохинос, они же события в Плайя Хирон, имеет смысл квалифицировать как американское вторжение. См. также секцию «Кубинская революция».
Согласно рассуждениям американских аналитиков, 1961 год был последним, когда еще было возможно свергнуть Кастро без собственно американского вторжения, прежде чем он установит прочную государственную систему и наладит основательные контакты с советским блоком. В январе 1961 Кеннеди был представлен рапорт, в котором описывались шесть альтернатив расправы с Кубой, из которых считались пригодными к делу только полномасштабное вторжение, крупные бомбовые и морские удары без вторжения, и партизаны при поддержке американцев. Избран был последний вариант, имеющая целью организацию всеобщего восстания экспедиция эмигрантов при негласной поддержке США. Первоначально предполагалось ограничить бюджет 4,5 миллионами долларов, а в итоге американскому бюджету затея обошлась слегка более, чем в сто миллионов, немалый процент потрачен на пропаганду, для создания пропагандистской программы переворота привлекли того же Дэвида Филлипса, который готовил свержение Арбенса.

Согласно утвержденной стратегии следовало для начала объединить перегрызшиеся между собой группы эмигрантов в Майами, чтобы создать базис для легитимной интервенции; затем создать для нового руководства армию, обучив и снарядив ее, с расчетом, что экспедиционные силы вооружат местное население. В Мексике было учреждено временное правительство, присутствием которого мексиканцы остались недовольны, потому после многочисленных дипломатических мер патроны передвинули это “правительство” в Майами; однако оно все равно не могло урядиться, да и у глав собственно военной экспедиции имелись свои взгляды насчет, кому править. Изначально тренировочные лагеря были основаны во Флориде, Луизиане, Техасе, Вирджинии и центре обучения военному делу в джунглях в Панаме. На втором этапе подготовки контингент будущих солдат переправили в Гватемалу, где создана для этой цели база. Офицеры были обучаемы с дальним прицелом – командира взвода натаскивали на должность командира роты, чтобы обеспечить грядущую повстанческую армию командирами.

Сформированное подразделение получило название “штурмовая бригада 2506”, по личному номеру первого погибшего в ее составе, некоего Карлоса Родригеса Сантаны, в ходе тренировочных мероприятий упавшего с 600-метровой скалы. Сперва рассматривался вариант с нападением на остров Пинос, который кубинцам было бы сложновато отбить обратно, и где помещалась тюрьма, могущая, теоретически, обеспечить прибывшим пополнение. Затем решено было все-таки избрать точку приложения сил на собственно Кубе. 15 марта 1961 комиссия предложила Байя де Кохинос, “залив свиней”. Сам залив размерами 15 миль в глубину, 3-5 миль в ширину. Фланги плацдарма должно было прикрыть практически непроходимое болото Сапата, через которое вели только 2 дороги, с севера и северо-востока, имелся потенциал для развития успехов, ибо в Хироне присутствовало достаточно длинное поле для посадки больших транспортных самолетов и бомбардировочной авиации, а в Плайя Ларга были долженствующие портовые сооружения; правда, высадившись здесь, экспедиционный корпус терял возможность в случае чего укрыться в горах. Высаживаться предполагалось в трех точках – “красной”, Плейс Ларга, “синей”, Хирон, и ”зеленой”, в 20 милях к востоку от Хирона. “Синяя” точка считалась основной. Задумано было также сбросить три группы по 20 десантников на дороги, так что в итоге организаторы экспедиции намеревались завладеть плацдармом 20 км в глубину и 40 по фронту. С воздуха бригаду должны были поддерживать 9 транспортов и 16 средних бомбардировщиков. Предполагалось, что они будут действовать из Никарагуа, а потом, с захватом поля, из Хирона. Для транспортировки контингента опекавшая операцию ЦРУ приобрела шесть грузовых судов (“Благар”, “Атлантико”, “Карибе”, “Хьюстон”, “Рио Эскондидо” и “Барбара”) по 2400 тонн каждое, которые в разных частях региона были загружены военным снаряжением.

Кубинцы ожидали чего-либо в этом духе, потому по всему острову была набрана, обучена и вооружена милиция, общей численностью до 250 тыс. чел. В регионе, который был избран для десанта, после революции имели место многообразные перемены к лучшему, поэтому местные жители были лояльны к правительству. Интересно, что планов на дальнейшее пребывание на острове у организаторов интервенции не имелось, и в целом вся операция выглядит придуманной не особенно умными людьми; собственно отказ Кеннеди от военной поддержки десанта сыграл пренебрежительно малую роль в деле его провала. В ноябре 1960 года стали обретать общие черты планы собственно высадки, предполагалось, предварив дело авиаударами, высадить на берегу 600-700 человек. После долгих налаживаний и улаживаний операция стала становиться реальностью. Всего в состав бригады вошло 1443 человека, в т.ч. примерно 50 негров, около 140 профессиональных солдат, а в основном студенты. В своей речи на тему высадки в Плайя-Хирон Гевара упомянул из состава ее участников человек 20, ранее участвовавших в партизанском движении. Согласно анализу бэкграунда взятых позднее в плен членов бригады, числом 1180, по части материального положения распределение примерно равное, из конкретных социальных групп больше всего студентов (356), подсобных рабочих при малом бизнесе (197), солдат (128), по прежнему месту жительства больше всего гаванцев (611), средний возраст 26-27 лет. По идеологической платформе американцы склонны квалифицировать своих подопечных как сторонников взглядов Консервативной партии.

14 апреля эмигранты на своих судах в сопровождении ВМФ США отправились в сторону Кубы. Президент США теоретически зарезервировал за собой право за 24 часа до атаки отменить мероприятие, но в середине дня 16 апреля позвонил в ЦРУ и отказался использовать это право; вслед за этим в отеле “Статлер Хилтон” в Нью-Йорке собрались представители будущего правительства, которое должен был возглавить Миро Кардона, они утвердили все необходимые документы и в строжайшем секрете были доставлены на базу во Флориде, откуда предполагалось их затем отвезти на Кубу.

В 20:00 конвой в море встретился в соответствии с планом с американской посудой “Сан-Маркос”, плавучим депо десантных кораблей, передавшим экспедиции средства десанта. Согласно ордеру операции, американские корабли должны были находиться не ближе 50 миль от Кубы, авиация – 15, причем ей запрещалось атаковать самой и преследовать противника далее установленной границы в 15 миль. Визитеров сразу же ожидали неприятности – вместо тихой и спокойной высадки в момент сна обитателей они обнаружили на берегу прожекторы и обширную активность рабочих, а через некоторое время, направившись к берегу в “красной” точке, напоролись на коралловый риф, который был замечен стратегами ЦРУ на фотографиях и истолкован как морские водоросли. Затем они попались на глаза патрулю и, открыв стрельбу, начали собственно кампанию. Затребованные ими подкрепления весело и на полной скорости “высадились” на рифы в 50 ярдах от берега и добирались по пояс в воде; только к утру удалось обнаружить безопасный проход в полосе рифов. По ходу дела было решено отказаться от “зеленой” точки, перебросив силы с нее на “синюю”. В 7:30 утра вся техника была доставлена на сушу, а в 8:30 прибыл уже весь персонал. Эрнейдо Олива командовал “красной” точкой, а Сан-Рамон – “синей”, по два батальона на каждую, но только к 10:00 “синяя” и “красная” точки смогли связаться между собой, но с кораблями, десантниками и авиацией не в состоянии. Уже на рассвете в воздухе появилась авиация кубинцев, сделавшая очень неприятной жизнь высаживавшихся в тот момент частей и выведшая из строя посудину “Хьюстон”, с госпиталем и запасом топлива; ближе к полудню был подожжен еще один корабль, “Рио Эскондидо”, с запасом авиационного бензина и радиоснаряжения, а “Барбара” существенно повреждена. Только после этого был дан приказ отойти в море и вернуться ночью, но эта затея не удалась, в точку рандеву пришло только два судна, а еще два ВМФ США задержали далеко в море.

Еще утром все кубинские подразделения в районе получили приказ подниматься по тревоге, а милиция в округе заняла дороги в регион. В течении дня кубинская армия в основном проводила переконцентрацию войск на предварительные дальние позиции, предполагая передвинуться в район боевых действий ночью, дабы избежать атак вражеской авиации. В течении второй ночи суда эмигрантов так и не подошли к берегу, и получены были сведения, что правительственная армия готовится к решающему штурму, силами четырех батальонов и двух танковых рот. С полуночи беспрерывный прессинг осуществляла батарея крупнокалиберных гаубиц. К 7 утра второго дня было принято решение покинуть “красный” пляж и передислоцироваться на “синий”, что и было проделано между 9 и 10 часами утра. К ночи второго дня “гости” уже начали просчитывать варианты отхода; однако до Эскамбре им было слишком далеко, у них не было достаточно транспорта и боеприпасов для прорыва.

Вторая ночь не принесла радости, поскольку суда явно не успевали до света разгрузиться, а Кеннеди медлил придать обещанную авиационную поддержку, в конце концов, отрядив ее на час с 6:30, с указанием не атаковать наземные силы. Однако результаты были катастрофическими, три самолета сбиты; а транспорты все равно отказались идти к берегу без военной поддержки, которую обеспечивать не стали. В 10 утра началось мощное наступление кубинской армии, и к 14:00 “гостей” отбросили в Хирон, около пяти вечера в ЦРУ получили последний рапорт, и после упорного сопротивления лидеры бригады дали приказ спасаться в болоте; кое-кто сумел отплыть в море на чем придется, где их подобрал американский миноносец “Итон”, таким образом спаслось около 150 человек.

Часть народу во главе с Оливой пыталась пробиться по берегу в сторону Сьенфуэгоса, но была отпрессована авиацией, и присоединилась к тем, кто бежал на болота. В общей сложности на болотах было захвачено 1189 человек, которых судили в Гаване и потом обменяли на промышленные агрегаты, сельскохозяйственную технику и т.д. на сумму $62 млн. Фидель Кастро в речи, посвященной событиям в Байя де Кохинос, сообщил, что погибло 87 солдат революционной армии, и найдено 82 трупа наемников, но в эту цифру не вошли жертвы потопления их кораблей. Американский не особо надежный доклад на сей счет, не цитируя источники, указывает 114 погибших.

См. по теме также статью "Луча контра бандидос"


© Конфликтолог, 2006- ...
По вопросам заимствования материалов обращайтесь к редакции
Locations of visitors to this page